Дуэль № 534 (проза) "Urbi et orbi (Городу и миру)" Анна Яновская и Денис Лукашевич. ЗАКРЫТА. Победил Денис Лукашевич

автор
denis
Опубликовано: 2014-08-21
Блог: Литература
0
Тема: Urbi et orbi.
Жанр: Любой, но должен присутствовать обязательный фантастический элемент
Объем: 6-11 листов формата А4, шрифт Times New Roman, 12 кегель.
Срок: 3 недели.
Дополнительные условия:

- тема достаточно универсальная, так что можно ожидать различные рассказы и истории. Дадим разгуляться фантазии!

Дуэлянты могут вносить изменения по обоюдному согласию.
Комментарии (53)
0 2014-08-21 17:50

anna
Согласна! Приступим-с!)
удачи и вдохновения!
0 2014-08-21 17:50

anna
приношу извинения за то, что затянула дуэль.
Обстоятельства заставили уехать, работа почти окончена и ждет дома...как только вернусь - обещаю исправится.Ориентировочно числа 20го июля.
0 2014-08-21 18:24

denis
ничего страшного. У меня самого завал. ДАвйте перенес сроки до конца июля.
0 2014-08-22 01:32

anna
поддерживаю)
0 2014-08-22 09:34

anna
Я наконец-то созрела. Приношу еще раз извинения за задержку)
Но не закончить начатое я не смогла).
---------------------------------------------------------------------------------------------------
ОХОТА
0 2014-08-22 10:28

anna
Жители небольшого городка Атройн не выпускали своих детей из дому, как только темнело. С приходом ночи городские ворота запирались на огромный окованный железом засов, на окнах захлопывались крепкие ставни и выйти на улицу рисковали только самоубийцы, либо пьяницы.
Люди страшились тех ночей, когда на небе сияла ярко-белая как начищенная монета луна. Тогда им оставалось только молиться, сидя в своих жилищах, и верить, что их защитят освященные знаки весов на окнах и крепкие стены...
Охотник появился в Атройне к вечеру. Городские кумушки тут же разнесли эту волнующую весть, и их мужья потянулись в "Полголда", единственный кабачок на всю округу, негласный мужской клуб Атройна. Мужчины входили, рассаживались за простыми деревянными столами, негромко переговаривались, некоторые брали по стаканчику местной сливовой наливки, а некоторые сидели просто так, глазели.
Охотник, средних лет загорелый мужчина, сидел прямо у окна и неторопливо ел. Перед ним стояло почти пустое блюдо с остатками мяса и большая глиняная кружка. Он наливал туда что-то из фляги и медленно пил, почти не глядя по сторонам.
Одет он был с известным шиком, хотя и очень просто: куртка из воловьей кожи, под ней черная рубаха, крепкие ботинки на толстой подошве, два широких ремня перекрещены на груди. Рядом на скамье лежал заплечный мешок, и все гадали, что же там у него спрятано. Потому что никакого особого оружия при Охотнике не было. Так, нож на поясе - да, большой и широкий, но ничего особенного. А слава об охотниках ходила весьма определенная.
Наконец, мясо на блюде закончилось, и Охотник, подняв голову, обвел притихших горожан внимательным взглядом. Глаза у него были такие темные, что зрачок терялся в этой черноте, и казалось, что на тебя смотрит затягивающий жуткий провал. Кое-кто потихоньку скрестил под столом пальцы в охранном жесте, кто-то заерзал беспокойно, а старый Сандерс поднялся, и кряхтя, прошаркал к Охотнику.
- Так значит, ты того… из этих?
Он помялся, но Охотник не стал отрицать:
- Именно.
Сандерс пожевал впалым ртом, и продолжил:
- Кто тут завелся, знаешь?
- А что? Есть подсказки? – черные глаза Охотника впились в старика.
Сандерс кивнул:
- Луна его всегда приводит… Серебра не боится. Боится огня.
Охотник кивнул:
- Ценные сведения.
Говорил он невозмутимо, и эмоций в его голосе было не больше, чем в оторванной подметке, валяющейся у порога уже вторую неделю.
- Сколько платите?
Вопрос застал жителей Атройна врасплох. Они загомонили, зашушкались, заволновались, но Сандерс прикрикнул на них:
- Цыц! Как бабы болтливые, срам один… давайте мешок!
Перед Охотником был водружен так называемый «мешок». Это было громкое название для небольшого кожаного кошеля, и Охотник, взвесив его на ладони, хмыкнул:
- Щедрая плата.
-Задаток, - проскрипел Сандерс. – Потом еще столько же, если город сможет спать спокойно.
Охотник спорить не стал. Встал, поблагодарил хозяина за ужин, закинул на спину свой мешок и вышел.
0 2014-08-22 12:37

anna
В кабачке повисла недоуменная тишина. Все переглядывались, и на лицах читалось недоверие к этому странному типу.
- Плакали наши денежки…- выразил общую мысль кабатчик, высокий красавец с густой гривой пшеничного цвета волос, забирая со стола пустое блюдо и вилку.
Старый Сандерс подошел к окну.
- Парень, видать, тертый…может, у него и получится.
Крепкая фигура Охотника, облитая лунным светом, была хорошо видна из кабачка. Он стоял посреди небольшой городской площади, неподвижно и спокойно, закинув голову к небу, и будто прислушивался к чему-то.
А потом исчез. Наверное, Сандерс моргнул, и просто не заметил, как Охотник ушел в тень…
Луна уверенно двигалась по извечному маршруту, не торопясь скрыться за дальними холмами. Атройн притаился в тишине летней ночи и ждал. Улицы были пусты, ставни плотно закрыты, а все собаки заперты – толку от них никакого, только воют испуганно. Никого, только лунный свет и его порождение – тени.
И вот с ними что-то было не в порядке. Они вели себя совершенно непредсказуемо.
Тени удлинялись и меняли очертания. Тени тянулись друг к другу и шептались, извивались змеями и ползли, заставляя остатки лунного света робко жаться к каменным стенам. Света становилось все меньше, а мрак накрывал Атройн, и вскоре только одно место в городе еще не было поглощено тенями: кабачок «Полголда».
Посетители давно разошлись – никто не рискнул остаться и наблюдать охоту. Все предпочли отсидеться дома за надежными стенами. В конце концов, они заплатили Охотнику, пусть он и рискует шкурой.
Дверь кабачка, крепкая старая дверь, носившая на себе следы долгих лет борьбы с непогодой и сапогами подвыпивших завсегдатаев, была заперта изнутри на большой чугунный засов. Охотник вышел из тени, остановился перед дверью, рассматривая ее так внимательно, будто хотел увидеть дерево, из которого ее сделали, еще молодым зеленым паростком. Дверь крепилась, держалась изо всех сил, хранила свои секреты.
Охотник протянул руку, тень от нее поползла вверх, извиваясь, ища лазейку. Дверь задрожала, завибрировала. Тень росла, ширилась, рассекая на две половины прочную дубовую доску, а потом Охотник шагнул вперед, и растворился в этой тени.
Внутри было очень светло – лунный свет лился во все окна, и каждый предмет казался сделанным из чистого серебра. Грубая мебель, затертый пол, потемневшая стойка – все изменилось до неузнаваемости, и откуда-то лилась мелодия – негромкая, чарующая, но очень печальная.
Охотник казался изваянным из мрака в этом царстве света. Он двигался вперед, очень осторожно, бесшумно. Вот узкая лестница на второй этаж – будто из хрусталя, блики света искрились на каждой ступени и на стенах вокруг. Подъем по ней – как восхождение в сказку. Большая светлая комната, вся в искрах и радужных переливах. Мелодия все громче, и запах – запах карамели…
Широкий мясницкий нож ударил Охотника в спину. Мелодия оборвалась, и кто-то радостно захлопал в ладоши.
- Еще один! Еще один! Получилось!
Голос звучал звонко, переливчато, как флейта. Над темным телом Охотника склонились двое.
- Слишком опасно. Пора прекращать это делать. Видишь, до чего дошло – уже и Охотника наняли. Хорошо, что этот такой растяпа…- отвечал кабатчик, озабоченно хмурясь. Рукоятка его ножа стала почти неразличимой, он никак не мог ухватить ее, чтоб извлечь из неподвижно лежащего у ног тела. – А следующий может и половчей оказаться!
- Но что же делать? Мне так одиноко… когда нет никого, с кем можно поиграть! Я же не виновата, что они получаются такие недолговечные!- в серебряном голоске зазвенели слезы.
- Ну не хнычь, не хнычь… будет тебе сейчас новая игрушка!
- Не выходит… он какой-то странный, не получается!
- Так, может он того… не умер еще. Придется опять. Да что ж я нож вынуть не могу!
0 2014-08-22 14:16

anna
Кабатчик склонился еще ниже, нашаривая нож. Придется бить еще раз, а он это не слишком любил. Еще и лезвие, наверное, в позвоночнике застряло…
Удар пришелся ему прямо в лицо, и наверняка сломал нос – противный хруст и ослепительная вспышка боли, а потом все вертелось перед глазами, пока удар высокого запыленного ботинка не опрокинул его на спину. Тогда пришлось смотреть снизу вверх на темный силуэт, и ощущать как этот самый ботинок давит на грудь, не позволяя шевельнуться. Рядом со звоном упал нож, но едва кабатчик к нему потянулся, ботинок с силой опустился ему на запястье, предварительно отшвырнув нож в сторону.
- Не трогай его!
- Он останется жить. Не бойся.
- Откуда мне знать?
- Ниоткуда. Просто так будет – и всё.
Они стояли друг напротив друга – высокая темная фигура Охотника, и маленькая, хрупкая девочка, точно сотканная из света луны.
- Что ты с ним сделаешь?
- Ничего. Я пришел не за ним.
- За мной?
- Да. Я заберу тебя. Тебе здесь не место, да и люди в покое не оставят.
- А как же мои… мои игрушки?
- Они у тебя еще не закончились?
- Почти. Всего две осталось.
- Покажешь?
- А ты не отберешь? Ладно, они уже почти истаяли… вот, смотри.
Девочка раскрыла ладошки, и с ее пальцев потек свет. Он сгущался, пока не приобрел очертания и форму: большая лохматая собака и кудрявый мальчишка лет двенадцати. Их полупрозрачные силуэты закружились вокруг девочки в призрачном хороводе. Собака скалила зубы, мальчик безжизненно свесил голову и скрестил руки на груди.
- Разве ты не видишь? Им плохо.
- Да? - Девочка огорчилась. – Я не знала… я думала, им тоже весело.
Охотник покачал головой:
- Умершим не нравится быть чьей-то забавой. А у людей и так слишком короткая жизнь, не нужно им умирать ради того, чтоб стать твоей игрушкой.
Она вздохнула – свет задрожал, заколебался, но темная фигура Охотника не изменилась, разве что стала еще плотнее.
- Я научу тебя другим играм. Куда веселее. Пойдем, нам пора… Луна скоро скроется.
Девочка шагнула к Охотнику, карамель пахла так сладко, тоненькие пальчики скользнули в широкую ладонь:
- Ладно. А ты скажешь мне, почему из тебя не получилась игрушка?
- Не в каждом есть столько света, малышка. Некоторым куда привычнее тьма. Я тебя пока спрячу, а завтра будем играть.
Заплечный мешок соскользнул с плеча комком тени, и упал на пол, раскрываясь большим жадным ртом. Свет потянуло туда, как мыльную пену в воронку водостока, и девочка, истончаясь, скользнула туда же. Силуэты собаки и мальчика растаяли.
0 2014-08-22 14:56

anna
И волшебство лунной ночи окончилось. Тени стали просто тенями, на столе загорелась простая керосиновая лампа, где-то во дворе истошно заорали два кота. Все снова было обычным, реальным и скучным. Белые беленые стены, грубая мебель и булькающий кровью из разбитого носа кабатчик на полу.
Охотник убрал ногу с его запястья, и подобрал с пола мешок. Затянул ремни, забросил за спину.
- Кто ее мать?
Кабатчик сел, зажимая нос, прохрипел в ответ:
- Да я разве знаю, как такое называется? Красивая… Сказала, что зовут ее Делия, приходила всегда по ночам, танцевать любила, смеялась… - он закашлялся, потом продолжил, - Я-то понимал, что не человек, а спросить боязно было… потом исчезла, долго не было ее. Я уж забывать стал, жениться подумывал тут на одной вдове… А она возьми и объявись однажды. Говорит – вот, мол, плод нашей любви. Не могу ее взять к своим, в ней слишком много от человека. Поначалу не знал, что с ней делать! Плакала все время. А потом случайно вышло – взял ее пройтись, собака бросилась, не любят они ее почему-то…
- Ты убил собаку, а девочка сделала игрушку?
Охотник подобрал с пола мясницкий нож. Кабатчик сжался, ожидая расправы. Сверкнула сталь, вращаясь и со свистом рассекая воздух, «заботливый отец» хрипло заорал, закрывая руками голову. Ничего… он робко убрал от лица рукав потной рубашки и взглянул вверх. Нож торчал в потолочной балке, войдя в прокопченное дерево по самую рукоять.
- Вставай. Мне полагается вторая часть денег. Ведь я не ошибусь, если предположу, что хранить этот «мешок» доверили тебе? Да? Ну и замечательно. Давай его сюда – я работу уже сделал.
Он оказался прав – «мешок» был точной копией того потертого кошеля, в котором Охотнику выдали аванс. Он сунул его во внутренний карман своей куртки и подмигнул кабатчику:
-А ты теперь думай, что рассказать про охоту. А то ведь, если за мной кто побежит деньги назад требовать, я все как есть расскажу. И покажу…Не сомневайся.
Кабатчик усомниться себе не позволил, особенно когда увидел, как Охотник покидает «Полголда» даже не потрудившись открыть запертую на засов дверь…
….
- А потом вижу: он верхом на здоровенном таком волчине скачет! Как заорет: «отдавай мне вторую половину, а не то напущу на тебя этого зверя»! А волк зубы скалит, побольше чем тот нож, что я картошку чищу, и глазищи огнем горят! Я чуть не помер от страху! Сам не помню, как деньги отдал, еле жив остался.
Жители Атройна уже третий день слушали эту байку в исполнении хозяина кабачка, местный столяр дал зарок выстругать фигуру огромного волка и поставить ее на площади в знак избавления от ночных страхов, а хозяйки напекли пирогов и ходили друг к другу в гости, пересказывая эту историю все с новыми и новыми подробностями.
И только старый Сандерс сидел в углу и ворчал:
- Да врет он все… Вы на глаза его посмотрите. Припрятал наши денежки, упырь… Как пить дать, врет…

Старый заплечный мешок лежал на широком пне, а из его распахнутого нутра доносился восхитительный запах. Пахло пирожками с мясом – замечательно пышными, свежими и еще теплыми. Они брали их из большого бумажного пакета, и ели, запивая молоком. Молоко и пирожки купили на ферме, у веселой молодухи, положившей им еще пяток яиц и шмат сала за то, что мужчина починил старые часы, а девочка спела забавную песенку.
0 2014-08-22 17:01

anna
- Мне нравится быть человеком. Очень жаль, что раньше я не знала, как.
Она облизнула пальчики. Мужчина строго нахмурился и сунул ей платок:
- Пальцы в рот не совать! Приличные барышни так не делают!
-А кто такие эти…приличные барышни? - прищурила светло-голубые глаза девочка и послушно вытерла руки как было предложено.
- Еще узнаешь! Много чего узнаешь. И про хорошие манеры, и про то, как отличить врунов от честных людей. Но главное не это.
- А что же главное?
- Главное – не забывать: жизнь человека слишком коротка, чтобы тратить ее на ерунду. Поэтому допивай молоко и бери вон ту палку. Будем играть в игру «Злой дядя и хитрая маленькая девочка». Уже готова? Умница… Куда это ты идешь, маленькая девочка, и что у тебя в корзинке?

--------------------------------------------------------------------------------
0 2014-08-22 17:45

denis
Наследники

Они встретились в старом грязном баре «Удалуг», лучшем заведении, что могло отыскаться на Новой Монровиии. Здесь, в относительной безопасности, могли выпить инопланетники и белые, хотя от космопорта бар отделяли мили заводских кварталов. Старая магнитка привозила их сюда в целости и сохранности: местный властный хунган, заведовавший этой частью города и единственной транспортной линией, соединявшей ее и космопорт, все еще мог поддерживать хотя бы видимость порядка. Его владения ограничивались небольшой площадью у заведения, окружавшими ее типовыми многоэтажками, патрулируемыми хмурыми чернокожими ребятами, одетыми в некое подобие униформы с нашитой эмблемой в виде оскалившегося льва и вооруженными шоковыми дубинками максимальной мощности.
Одно касание — один труп.
«Удалуг», что на местном наречии, включившем до десятка негритянских диалектов, значило «Черный прибой», даже мог предложить отдельные столики для тайных встреч, огороженные от остального помещения тонкими пластиковыми ширмами, а об звукоизоляции могли позаботиться и сами посетители, благо нынешняя техника позволяла.
Бартоломью Бернс нервно огляделся. В дальнем от входа углу сидел человек с длинными золотистыми волосами. Узкое вытянутое лицо было невозмутимо, но раскосые, очень не человеческие глаза глядели пристально и выжидающе. «Мутант, что ли?» - подумал Бернс и шагнул к столу.
- Добрый день! - Бартоломью кивнул златокудрому. - Если, конечно, в этой дыре бывают хорошие дни!
Тот кивнул в ответ и жестом пригласил сесть. Бернс послушался и разместился напротив — от нового нанимателя его отделяла лишь черная, почти чистая пластиковая столешница. Волосы инопланетника, казалось, чуть светятся в неярком свете настольной лампы в пыльном абажуре.
- Меня зовут Бартоломью Бернс. - Он протянул руку. - Можно просто — Барт.
Инопланетник покосился на ладонь, но руки из-под стола не достал. Лишь опять кивнул.
- Падар. - Тонкие бледные губы растянулись в некоем подобии улыбки: - К сожалению, у меня нет фамилии, так что просто — Падар.
- Хорошо, мистер... э-э... Падар.
Барт прикинул, что в Падаре, если бы тот стоял, было бы метра два, не меньше, а в сочетании с худощавым телосложением это создавало обманчивое впечатление слабости и хрупкости, но лицо у него было жесткое, даже суровое, с выступающими скулами, и какое-то неживое, словно пластиковая маска. Впечатление дополняло белая, как гипс кожа, туго обтянувшая костистые скулы. Падар был некрасив, но была в нем некая внутренняя грация, опасная прелесть хищника.
Одет он был в дорогущий плащ из натуральной, как показалось Бернсу, бежевой кожи с костяными полированными пуговицами — почти раритет, который на Земле стоил бы миллионы. За такой на Новой Монровии могли убить и в «Черном прибое». На запястье правой руки Падар носил тяжелый грубый браслет из темного золота, а на безымянном пальце — большой перстень с матово блестевшим красным камнем, незнакомым Барту. Наверняка, все это вместе было в несколько раз дороже плаща, а на браслете вились какие-то надписи. «Наверняка, какая-то секта, или что похуже».
- Вы принесли то, о чем мы договаривались? - Падар склонил голову чуть набок, словно принюхивающаяся собака.
Он был странным мутантом. То ли отрыжка эволюции, непутевый сынок богатого рода, переигравшего с генным программированием, с Санктума, то ли агент какой-нибудь освоительной корпорации с модифицированным геномом. Правда, у Барта не было особенного выбора: Падар сделал слишком выгодное предложение, чтобы от него отказываться.
0 2014-08-22 22:07

denis
Давным-давно пилот первого класса Батоломью Бернс оказался чересчур переборчивым, отчего оказался на забытой всеми космическими богами Новой Монровии да еще и с гравитационным синдромом в придачу. Конечно, его положение было получше, чем у большинства местного населения: пилот личного орбитального челнока хунгана Джонстона и его доверенное лицо, но он понимал, что долго так не протянет. Гравитационный синдром медленно сводил Барта в могилу, а краткие курсы приема дизетала, что за бешеные деньги заказывал Джонстон для своего лучшего и единственного пилота, лишь отсрочивали неизбежное: слишком далеко зашла болезнь. Это понимал Барт, понимал и хунган, что через некоторое время он останется вообще без пилота. А лечение в федеральной клинике стоило слишком дорого для того, кто по собственной воле бросил Флот. Так дорого, что даже сообща все хунганы Новой Монровии, включая дикарей со Шлаковых Пустошей, не смогли бы его оплатить. А Падар вот платил достаточно, чтобы не только вылечиться, но начать новую жизнь на своем корабле. Наверное, этот странный инопланетник мог купить всю Монровию с потрохами, правда, кому нужен этот кусок космического мусора? Что ж, ради этого стоило поступиться и своей гордостью.
- Конечно, мистер Падар! - Барт самодовольно улыбнулся. Правда, только половиной лица — вторая была парализована после недавнего приступа. - А вы?
Падар положил на стол дипломат из блестящей черной кожи. На внешней стороне виднелось затейливое тиснение. Приложил указательный палец к идентификационному устройству. Чипу потребовалось меньше пары секунд, чтобы считать рисунок папиллярных линий и со щелчком открыть замок. Падар поднял крышку и повернул дипломат к пилоту так, чтобы его содержимое могли видеть и он, и Барт. Внутри был компьютерный терминал в ударопрочном черном корпусе. На небольшом экранчике вращалась эмблема Консорциума Неба и Недр: стилизованная Галактика, лежащая на ладонях, а чуть ниже мигала надпись «Федеральный Банк». В нижней части терминала была рельефная идентификационная пластина в виде человеческой ладони из «живого» пластика. Падар привстал и приложил к пластине свою ладонь. Экран мигнул и эмблема Консорциума пропала, оставив после себя стандартный банковский интерфейс. В графе СОСТОЯНИЕ СЧЕТА значилась сумма...
Барт судорожно втянул в себя воздух. Там было целое состояние — деньги, имея которые, можно было позволить себе все, что угодно. Деньги, ради которых стоило жить.
- Вам стоит просто приложить свою ладонь рядом с моей. - Голос у Падара был мягкий и мелодичный. - И эти деньги станут вашими — счет переоформится на ваше имя и, насколько я знаю, в местном космопорту есть отделение Федерального банка. Вы сможете снять все сразу или достаточно для того, чтобы купить билет на ближайший рейс и сбежать из этой дыры. Мира без солнца.
Голос Падара дрогнул, словно то, что он не видел местное солнце, причиняло ему почти физическую боль.
- Хе, - Барт махнул головой из стороны в сторону. - Уж лучше так, а то яркий свет причиняет моим старым больным глазам боль...
- Вы сможете их вылечить, - продолжил медоточить Падар, - но только после того, как мне достанется то, чем вы владеете.
- Да-да, конечно, - рассеяно пролепетал Барт и поднял красные, пронизанные сетью кровеносных сосудов глаза, подслеповато щурясь. - Астрогационный программатор у вас с собой?
Падар без лишних слов выложил на стол полупрозрачную пластину. Надавил ногтем на краешек, и она расцвела разноцветьем созвездий. Ловко орудуя пальцами, Барт принялся вбивать в терминал покупателя координаты, приговаривая:
0 2014-08-23 01:23

denis
- Прекрасный, просто невероятный мир. Это... это почти Земля, если не лучше. Рай Галактический. Эдем... Я просто не мог допустить, чтобы до него добрались загребущие руки Консорциума. Я искал компаньонов для освоения, но сволочи оказались расторопнее, лишили меня всяческих права летать. И вот теперь я здесь, тихо гнию в этой помойной дыре! Надеюсь только, - Барт снова поднял взор, закончив вводить координаты, - что вы с ним будете бережны. Я... я берег его для себя, но он оказался камнем, утянувшим меня на дно. Пусть же для вас он принесет счастье... Блин, чего-то под старость я стал сентиментальным.
В глазах бывшего пилота первого класса и астрорейдера Эскадры Дальнего Космоса Бартоломью Бернса стояли слезы.
* * *
Хотелось выпить, но Барт пересилил себя и захлопнул дипломат: не хватало только светиться с банковским терминалом под боком у хунгана. Хотя сейчас терминал был пустышкой с уничтоженным нановирусом схемами, но пилот не хотел оставлять и намека на свои новые обстоятельства. Он собирался порвать с Джонстоном, но без предварительного уведомления, потому что знал: с хунганом расстаются только в полиэтиленовом мешке на конвейере заводского крематория.
На улице душный сухой ветер гнал пыль по пустынной площади. Темный купол непроглядных облаков то и дело вспыхивал пятнами невероятных для Земли молний, глухие раскаты грома отражались в дребезжащих оконных стеклах одинаково серых, угрюмых многоэтажек.
Новая Монровия появилась как промышленная колония, рудничный придаток Центральных Миров. Сюда, в хмурый мир с отравленной вулканическими газами атмосферой, с непробиваемым облачным пологом, где вечно царила тьма, отправились те, кто и на Земле жил не намного лучше: жители бедной Либерии, неудавшегося оплота демократии и свободы в Африке, потомки бывших рабов. Отправились затем, чтобы попасть в новое рабство. Правда, длилось оно недолго. Когда же Консорциум понял, что новый мир не слишком рентабельный, он свернул производство и бросил рабочих на произвол судьбы.
Выжили только самые сильные, самые злые и самые предприимчивые, превратившие бывший ад в новую бандитскую вольницу, на которой даже самые отчаянные межзвездные синдикаты не слишком рвались вмешиваться в разборки местных новоявленных племен. Когда же утихли кровавые войны, оставшиеся хунганы смогли создать хоть какое-то подобие порядка, но еще оставались места, где жизнь человека, тем более, белого человека не стоила ни гроша.
Барт решил излишне не рисковать, путешествуя до космопорта на магнитке — там наверняка патрулировали люди хунгана, поэтому он двинулся по пустынному проспекту заводского района, заваленному битым кирпичом, расколотыми бетонными плитами и ржавыми остовами никогда не ездивших автомобилей.
Старые мертвые многоэтажки и заброшенные корпуса металлургического комбината образовывали настоящий смертельный лабиринт со местными версиями минотавра, но и на них у Барта была управа: видавший виды, но надежный разрядник «Импульс-1» — типично корабельное оружие, но столь же эффективное на земле, как и в космосе. Бартоломью опустил руку в карман с оружием, чуть согнувшись, и припадая на левую ногу, быстро зашагал в сторону космопорта. На его плечи была наброшена черная брезентовая куртка с эмблемой Джонстона и поэтому он мог надеяться, что не всякий рискнет связываться с человеком городского хунгана.
0 2014-08-23 01:26

denis
Впереди из-за куч строительного мусора, рухнувших перекрытий и каких-то картонных коробок выступило трое. Барт напрягся, ладонь сжалась на рукояти «Импульса». Оружие было теплым и чуть вибрировало в руке, значит, зарядка по максимуму. Уверенная тяжесть разрядника успокаивала. Когда же троица подошла ближе, Бернс и вовсе расслабился: все трое были белыми, хоть и здоровенными — три таких шкафчика с антресолями. Все были одеты в одинаковые мешковатые рабочие комбинезоны с незнакомыми нашивками на рукавах и унифицированными инструментальными поясами — видимо, заплутавшие матросы с частных грузовиков, что порой садились на Новой Монровии для дозаправки или оплаты безопасности на пути в следующую «червоточину». Пилот скептически посмотрел на них, решил было язвительно предупредить их, что белым лучше не шастать по заводскому району, но при виде хмурых и словно ненастоящих лиц промолчал. Лишь пожал плечами и зашагал дальше, больше не обращая на них внимания: это не его дело, пусть сами разбираются: не маленькие дети ведь, могли быть наслышаны о порядках, царящих на Новой Монровии.
Едва он поравнялся с последним матросом, тот резко выбросил невероятно удлинившуюся руку и цепко ухватил Бартоломью за запястье. Пилот с ужасом почувствовал, как трещат и ломаются кости. Второй рукой здоровяк сгреб его за шиворот и швырнул об стену. Хныкая, Барт сполз на Землю. Матросы обступили его.
Лица их лишь казались разными — вблизи они напоминали пластиковые неживые маски, неестественно бледные и неподвижные. Тот, кто был немного пошире в плечах, чем остальные, наступил ногой в тяжелом магнитном ботинке на сломанную кисть. Барт взвыл, захлебываясь кровью из разбитого рта.
- Ты встречался с человеком по имени Падар? - Голос главаря был грубым и каким-то шершавым, словно он перекатывал камни во рту. Лицо его при этом лишь едва пошевелило губами.
- П-первый раз слышу... - прохрипел Бернс, сплевывая слюну пополам с кровью. - Кто это?
Его пнули ногой, словно нашкодившего щенка. Тяжелый ботинок со стальным мыском влетел в грудь, и Барт снова приник спиной к стенке. Ладонь вспыхнула радугой боли. Тупая боль застряла между ребер.
- Что ты ему передал? - прогрохотал «матрос», продолжая превращать кисть Бернса в блин.
- Да пошел ты! - успел сплюнуть Бартоломью перед тем, как удар превратил его челюсть в осколки.
Пилот был еще жив, и главарь встал перед ним на колени.
- Ты не враг нам, и мог просто рассказать, - бесстрастно пророкотал он. - Мне жаль, что приходится поступать вот так. - Сдавил пальцами череп Бернса. - Но мне надо знать.
Тот дернулся, но уже ничего не мог говорить из-за сломанной челюсти, лишь тихо мычал от боли, когда толстые пальцы проникали сквозь кожу и кости прямо в мозг, словно погружались в воду.
Голографическая маска мигнула и погасла, и Барт увидел настоящее лицо своего убийцы.
* * *
0 2014-08-23 09:43

denis
Небо на Новой Монровии напоминало каменный свод склепа. Огромного, обитаемого, но склепа. Места, где нельзя было жить. Падар задыхался от нехватки солнечного света, прохладного ветерка и влажного соленого дыхания моря. Что ни говори, подходящее место для смертных.
В отличие от Барта, он отправился сразу на станцию магнитки, но так и не дождался экспресса: из-за очередной поломки рейс откладывался на неопределенное время. Правда, у Падара этого времени совсем не было, и он пошел через заводской район, лишь немного отклонившись от пути, выбранным Бернсом чуть позже. Врожденное чувство направления уверенно вело его к космопорту. Уже сегодня он планировал стартовать с Новой Монровии и отправится в свое последнее путешествие. А смертных он отучился бояться еще в далекой юности.
Падар был стар, несмотря на внешний облик — у его народа старость несколько иначе отражалась на внешности, чем у людей, и поэтому он сохранил гладкость кожи и стремительную легкость движений. Старость эта крылась внутри, в странном ощущении пустоты, сосущего страха больше никогда не увидеть рассвет...
Под порывами горячего ветра полы кожаного плаща хлопали по худым лодыжкам и открывали простые деревянные ножны, стянутые железными кольцами. Впереди показалась кучка аборигенов: серых от нехватки солнечного света и витаминов негров в разномастных лохмотьях, состоявших из остатков рабочих комбинезонов, крысиных шкурок и чего-то, слишком явно напоминавшего хорошо выдубленную человеческую кожу. У каждого было оружие: самодельные ножи, топорики и булавы. Из-за бедности более серьезное оружие было в ходу только у бойцов хунгана.
Шаги привлекли внимание местных, собравшихся у бочки, гудевшей жарким пламенем. Разом развернувшись, они вперились в напряженно шагающего Падара: с полдесятка пар глаз с белыми блестящими белками, сверкавшими затаенной злобой.
Вряд ли они могли оценить дороговизну плаща Падара, его изысканную инопланетную одежду, его уверенные повадки хозяина жизни. Они оценили другое: перед ними был инопланетник, к тому же еще и белый. И третье преступление: блондин. И этого с лихвой хватало на жгучую ненависть. Бедняги не забыли, кто привез их предков на Новую Монровию и кто бросил на произвол судьбы. Не забыли, как пришлось прозябать в самой страшной дыре Обитаемого Космоса, как они сами считали.
Вскипела горячая кровь охотников саванн, и они угрожающе надвинулись на Падара, умело отсекая пути отхода. Он остановился, внимательно оглядел каждого из негров, их оружие и одежду. Разговаривать с ними явно было уже бесполезно.
Падар откинул полу плаща и показались ножны с мечом. У клинка была простая безыскусная рукоять, обмотанная полосками кожи, прямоугольная короткая гарда. Падар замер, придерживая левой рукой ножны, а правой сжимая рукоять.
- Этот меч некоторые прозвали проклятым, - голос его был подобен шороху освобождающегося клинка, звону смертельного удара, - а я же называю его клинком Света. Стоит мне освободить его, и он уже не вернется в ножны, пока не попробует свежей крови, пока любой из тех, кто поднял на меня руку, не ляжет мертвым!
Он говорил на чистом гэлльском ритуальную формулу предупреждения, но вряд ли новомонровийцы понимали этот древний язык. Падара это совершенно не волновало: будущая битва будоражила его кровь, и он разочаровался в смертных, если бы они уступили.
Нет, они не уступили. Они готовы были развлечь скучающего старика с лицом юноши. Ближайший к Падару абориген, видимо, предводитель этих разбойников, ударил снизу вверх ассегаем — темное выщербленное лезвие, ржавое от крови. Слишком медленно, чтобы задеть Падара. Ассегай лишь коснулся кончиком взлетевшего края плаща и пошел дальше вверх, не встречая сопротивления.
0 2014-08-23 17:44

denis
Падар сместился в сторону, легко, будто танцуя, и меч, зачарованный меч выпорхнул из ножен. Клинок пел, опускаясь на правое плечо негра, пел, разрубая его почти пополам...
Все кончилось слишком быстро. Аборигены, испуганные кончиной главаря, дрогнули и отступили, оставив за собой еще двоих. Падар улыбнулся им вслед и медленно вернул меч в ножны. Клинок удовлетворенно вибрировал.
Они не были врагами, и потому он позволил им отступить. Они заблуждались, и Падар преподнес им урок. Это не их война.
Едкое зловоние ударило в нос, заставило содрогнуться. Падар настороженно оглянулся: где-то неподалеку с помощью черной магии убивали смертного. Жестоко и бессмысленно. А это значило, что Падар чересчур задержался — они опять его догнали.
Спешить без особой надежды на успех, но ради него стоило и умереть.
* * *
Здоровяки с цифровыми лицами вернулись в космопорт, когда звездолет Падара уже вставал на огненные колонны, вздымаясь в недружелюбное небо Новой Монровии — стремительная космическая яхта. Главный, носивший древнее имя Брент, ухмыльнулся под неподвижной маской из света и тени. Падару больше от него не скрыться.
Спустя час стартовал небольшой, но хорошо вооруженный рейдер. Он, как старый охотничий пес, легко отыскал в безбрежности космоса системы 18 Дельфина след из жесткого рентгеновского излучения и потоков нейтрино, и, вспоров пространство потоком высокоэнергетических частиц, ушел вслед за своей добычей.
* * *
Цель, указанная Бернсом, отделялась от Новой Монровии, тремя сотнями световых лет и пятью «червоточинами», входы в которые зачастую находились в пустынных неисследованных системах. Кроме того, часто приходилось еще и тащится на маневровых термоядерных двигателях несколько дней, пока бортовой навигатор выводил звездолет на точку входа следующей «червоточины».
Космическая яхта «Великан», переделанная из астрорейдера, стоила бешеных денег, но Падар мог себе ее позволить: ему одному достались практически все сокровища его народа, и он, в отличие от остальных его соплеменников, умел и любил их тратить.
Астрорейдер подвергся значительной переделке: расширилась жилая часть, появилось новое оружие, но и от мощных громоздких маневровых двигателей пришлось отказаться ради эргономики. «Великан» стал более тихоходным, но, однако, все равно оставался значительной быстрее большинства гражданских звездолетов в реальном пространстве, ну а в «червоточинах» скорость и вовсе не имела значение. К тому же, кроме стандартного рейдерского вооружения, звездолет обзавелся четырьмя ракетами с интеллектронным управлением. Внушительная сила против любого врага.
Да и внутренняя начинка «Великана» стоила тех денег, что в нее вложил Падар: на борту имелось все, включая автоматизитрованный хирургический комплекс «Ле Моншер», созданный на Новой Галлии, производивший сверхсложные операции, которые бли не каждому живому хирургу по силам.
Падар любил человеческую технику. Пожалуй, она была единственным, в чем смертные добились потрясающих успехов. Успехов таких, что все древние умения его народа не стоили ни гроша. Что магия «Великану» - сверхсложному детищу человеческой эпохи. Падар искренне восхищался своей яхтой. И он надеялся, что она оправдает все те деньги, что он вложил в нее. Все светогоды, которые он пересек, дабы найти лучших мастеров для нее: Ожерелье, Старик, верфи Юноны — малый список того, где ради «Великана» пришлось побывать.
0 2014-08-24 00:34

denis
Очередная система была пуста: два газовых гиганта с широкими разноцветными кольцами, несколько субпланет и немного астероидов. Бортовой эвромат выдал, что спутник дальнего от местной звезды гиганта, обладал пригодной для дыхания кислородно-азотной атмосферой, водой, но прискорбно скудной биосферой. Точка входа в следующую «червоточину» находилась в противоположной части системы, и до нее предстояло лететь еще три дня на ускорении 1,5-2 g. Можно и больше, и сократить путь на сутки или более, но тогда полет превратиться в ад. Эта была последняя «червоточина».
Расстояния не пугали Падара. Беспокоило другое: вот уже в который раз он регистрировал ровно через час после того, как выныривал из измененного пространства, вспышку рентгеновского излучения, означавшую, что вслед за ним идет еще один звездолет с «генератором червоточин».
Враг преследовал его, но не спешил перехватывать, а это значило, что на планете Бернса его ждет решающая схватка. Те, кто выследил его, не откажутся от возможности встретиться с Падаром лицом к лицу в честной схватке. Ну, относительно честной. Вид крови его народа возбуждает их, что и говорить. К тому же, Падар ясно понимал, что даже с мечом Света у него мало шансов на победу: враг будет не один.
Требовалось иное решение. Падар после недолгих раздумий покинул навигационную рубку, задав эвромату расчетный путь к последней «червоточине».
Каюта Падара походила на спальню какого-нибудь шейха с Эль-Ислама, только густые растительные узоры заменили переплетения древних рун да по углам стояли древние статуи из серого гранита, выщербленные и облизанные ветром до такой степени, что черты первых героев и богов едва угадывались на камне. Напротив широченной кровати, «сексодрома», как назвал ее один остряк с Ожерелья, находился сундук, почерневший от времени и окованный полосами темной полированной меди. Замка на нем не было, да он и не требовался: сундук открывался только от руки Падара.
Он огладил черное дерево, что одинаково легко выдерживало и удар мечом, и выстрел из бортового разрядника. Падар встал рядом с сундуком на колени, коснулся лбом прохладных досок. От них пахло можжевельником, сырым ветром и кровью. Тихо, совсем тихо он прошептал:
- Прости, Мать. Прости за все, прости за гибель своего народа, и позволь ему возродится вновь, пусть и в странном месте. Прости и поверь в меня.
Мать молчала, скрытая толстым черным деревом. Падар постоял так некоторое время и встал: он знал, что надо делать.
«Великан» шел по проложенному курсу к планете, что в каталогах Консорциума пока не имела своего названия, а лишь несложный цифро-буквенный код. Всего лишь «пока». Падар же лежал на кресле из «живого» пластика, услужливо принимавшего форму его тела. А над ним раскидывал свои многочисленные лапы, увенчанные загадочными приспособлениями, металло-пластиковый паук «Ле Моншера». Поблескивала красным россыпь визуальных сенсоров высокого разрешения, тихо гудели в его недрах поршни, качавшие по трубкам физраствор с культурами нанитов. Лазерные скальпели примеривались к его обнаженной безволосой груди, рельефной, как грудь античной статуи. Падар прикрыл глаза, и в этот же момент в руку впилась игла — по жилам побежало обезболивающее...
Падар очнулся спустя четыре часа. Тело одолевало слабость, а голова кружилась, медотсек плыл перед глазами. Он сел и согнулся от тупой боли в груди, потер ее рукой. Швы зудели под пластом псевдокожи, бледной, как рыбье брюхо, а Падар чувствовал внутри себя чужеродность импланта. Никто из его народа не решился бы обзавестись куском высокотехнологичного металла в своей плоти, но не зря же он считался чудаком, а в жилах его текла и доля смертной крови.
0 2014-08-24 17:19

denis
«Великан» пристроился в точке Лагранжа между обитаемым спутником и бледно-розовым, с вкраплениями зелени и синевы боком гиганта юпитериаского типа. Звездолет ждал врага, когда Падар занял свое место за пультом управления. Он все рассчитал заранее: залп, и быстрый отход в сторону «червоточины» на максимальном ускорении — уж придется сутки потерпеть под прессом перегрузок. Его организм был куда выносливее человеческого.
Враг вынырнул из-за газового гиганта, подсвеченный местной звездой: яркая искорка на пестром серебристо-черном ковре космоса. Падар бы его и не увидел, если бы не датчики «Великана»: они засекли выхлоп еще на подлете и мигом определили тип звездолета. Патрульный корвет класса «Демон» - старая модель, списанная с Флота пару десятков лет назад. По сравнению с ним «Великан» был высокотехнологичной игрушкой: оборудованный по последнему слову техники, но прискорбно уязвимый перед вооружением корвета. «Демон» нес в своем чреве с десяток ракет с интеллектронным управлением, пару станковых рейлганов и гигаваттный рентгеновский лазер, могущий за доли секунды выжечь все биологическое, что имелось на борту звездолета без активной защиты. С защитой это дело растягивалось на две-три секунды. К тому же, корвет умел, несмотря на свои размеры, садится на планеты земного типа, отчего обладал гладким зализанным корпусом.
«Великана» пока скрывало излучение гигантской планеты, и, дождавшись, когда расстояние до «Демона» составит четыре единицы, Падар поочередно выпустил четыре ракеты — беречь их смысла больше не было. Лучший случай, как чувствовал Падар, не представится.
Три ракеты с ускорением в 30g устремились к «Демону», а четвертая по воле ошибки, вкравшейся в расчеты ее интеллектронного мозга, вошла в атмосферу спутника. Спустя несколько секунд произошел отстрел двигательной части, и боеголовка, планируя на куцых крылышках, пошла на снижение.
Но Падар этого же уже не видел. В следующее же мгновение после выстрела, он включил маневровые «Великана», и яхта, выплюнув длинный хвост термоядерного огня, завернула вираж вокруг планеты-гиганта и на 15g ушла в сторону «червоточины». Падара с ужасающей силой вдавило в амортизационное кресло, но он все верно рассчитал: даже если ракеты ничего не сделают корвету, тому понадобится время на выполнение противоракетного маневра и отстрел защитных блоков. Время решало все.
* * *
Эдем Бернса, как решил назвать планету Падар, разворачивалась перед ним во всей красе. Голубые океаны, зеленые пятна низин и коричневые разводы гор. Белые облака.
Он понимал бедного Барта, его желание скрыть планету ото всех, что мог легким мановением руки разрушить всю эту красоту. Но у Падара больше не было пути назад: он должен был довершить начатое. Последняя битва в тысячелетней войне произойдет здесь и сражаться в ней будут железо и камень.
Спустя три часа «Великан» зафиксировал вспышку излучений раскрывшейся «червоточины». Падар позволил себе легкую полуулыбку: враги будут очень злы.
Дождавшись появление «Демона» на орбите Эдема, Падар начал снижение. Рев ураганного ветра и тихий скрип разогретой обшивки, - уже через какую-то минуту «Великан» спланировал на опушке вековечного леса. Во внешних мониторах виднелись неохватные стволы старых деревьев, зеленые космы мха, свисающие до самой земли, а за лесом вздымались белые шапки безымянного хребта. По другую сторону великого леса растиралась травянистая равнина, по которой паслись стада рогатых животных, похожих на длинноногих антилоп, неуклюжие бронированные гиганты медленно перемещались между ними, в высокой траве таились хищники. Действительно, эта планета была прекрасна.
0 2014-08-24 19:21

denis
Падар оставил включенным лишь питание основных систем и навигационный радар - именно он обнаружил в небе Эдема точка приземляющегося звездолета — и вновь пошел в свою каюту. На сундук из черного дерева он даже не обратил внимания. Раздвинулась ширма, заменявшая одну из стен. За ней оказались старинные, испещренные рунами доспехи, отдельно висели небольшой круглый щит с массивным бронзовым умбоном и меч в деревянных, охваченных железными кольцами ножнах. Медленно, словно совершая ритуал, он облачился в доспехи: чешуйчатый панцирь с длинными кольчужными рукавами и юбкой, спускавшейся до колен, наборный пояс из бронзовых пластин, круглый шлем с двумя пластинами, защищавшими виски. Ножны он подвесил на пояс, а в левую руку взял щит. На фоне высокотехнологичного оснащения «Великана» бронзовые доспехи смотрелись странно и несерьезно, но Падар не обращал на это внимание: он готовился к битве.
Снаружи было тепло. Чувствовался влажный ветерок, забиравшийся под подкладку шлема. Биосканеры «Великана» подтвердили отсутствие вредоносных микробов, да и вряд ли, если бы таковые имелись, они могли причинить вред воину Туата Де Дананн, пусть и не чистокровному, но ведающему пути в сиды.
Вверху, подрабатывая атмосферными турбинами, разворачивался корвет — относительно небольшой аппарат, но смертоносный для малютки, вроде «Великана». «Демон» вставал на идеальную позицию для удара по яхте. На миг Падару показалось, что враги не будут столь благородны, как обычно, и просто зажарят его в металлической скорлупе доспех рентгеновским лучом. Но нет — луч, отмеченный сверкающей дорожкой ионизированного воздуха, лег выше, превращая великий лес в огненный ад. Это был знак силы.
«Демон» завис на мгновение и пошел на снижение. Выпущенные шасси ушли глубоко в мягкую хрусткую почву, зажаренную огнем тормозных двигателей, корпус качнулся и грузно оперся на опоры. Опустилась аппарель.
Их было всего лишь трое — последние сыновья грозного некогда народа, что люди почитали за демонов, искусные в черной магии и почти непобедимые в ближнем бою. На них больше не было голографических масок и человеческих одежд. Только их чресла прикрывали набедренные повязки да наборные панцири из человеческих и звериных костей прикрывали грудь и живот. Массивные и высокие, черная чешуя покрывала их кожу, туго обтянувшую невероятно развитые мышцы. Плоские лица, не способных передавать никакие эмоции, кроме ненависти и злобы, широкие зубастые рты, постоянно приоткрытые в издевательской ухмылке, по две дырки вместо носов и блекло-голубые глаза, в которых плескалось тяжеловесная ярость северного моря. Чешуйки на головах были побольше и они топорщились воинственными гребнями. В когтистых ладонях фоморы сжимали каменное оружие: булавы и топоры, грубо обработанные, но по крепости не уступавшие закаленной стали — материал, из которого были сделаны, гранит и обсидиан все еще помнил древние укрепляющие наговоры. Падар шагал им навстречу.
Рука его лежала на рукояти меча, а губы привычно произносили ритуальную формулу:
- Этот меч некоторые прозвали проклятым, а я же называю его клинком Света. Стоит мне освободить его, и он уже не вернется в ножны, пока не попробует свежей крови, пока любой из тех, кто поднял на меня руку не ляжет мертвым!
Шагавший впереди фомор, крупнее остальных, осклабился:
- А-а, проклятый меч Нуаду! Слыхал от своих предков... - он покачал головой. - Ничего, сегодня твоя зубочистка взыщет уже сидской крови! Как и славный топор Балора Великого!
Он потряс огромным каменным топором, на тяжеленном колуне из отполированного галечного гранита запеклась кровь.
0 2014-08-24 23:08

denis
- Уж не родственник ты Дурного Глаза? - невинно поинтересовался Падар.
- Я Брент, сын Бронта, прямой потомок Балора Великого...
- Сын смертной шлюхи и фомора-насильника — ты это, наверное, хотел сказать? - Падар холодно улыбался, меч медленно выехал из ножен. На солнечном свету он сверкал белым огнем.
- Я вобью эти слова тебе в глотку! - взревел Брент и взмахнул топором. Воздух взвыл. - Падар, сын предателя и потомок отцеубийцы, вызываю тебя на честный бой.
- Честный? - Падар вопросительно приподнял бровь. - Трое на одного?
- Я наслышан о твоем мастерстве, Падар, - грохотнул Брент — кажется, он смеялся, - поэтому да, честный.
Он ударил. Так быстро, что Падар едва успел, лишь на волосок разминувшись с гибелью. Меч взмыл навстречу, но Брент уже отскочил, невероятно проворно для своих габаритов. В дело вступили остальные фоморы, но они явственно уступали в мастерстве своему вождю, но компенсировали это яростным, самоубийственным натиском. Падару оставалось лишь защищаться под градом ударов. Но стоило появиться хоть малейшему шансу, туат контратаковал. Два удара, и клинок вгрызся в черную чешую. Фомор зарычал, но меч продолжал движения, вспарывая ему брюхо. Под конец рык перешел в сиплый вздох, и чудовище повалилось на землю. Второй не отступал, но больше никто не прикрывал его и Падар, молниеносно атакуя мечом, раз за разом прорывался сквозь защиту фомора и болезненно жалил. Одна ошибка, и меч по рукоять ушел в широкую грудь: не защитила ни чешуя, ни костяной нагрудник. Фомор захрипел и стал заваливаться набок, увлекая за собой меч. И Падар промедлил.
Брент атаковал сзади и слева, одним ударом смял, размолол в труху кости плеча. Рука с мечом Нуаду опала, повисла плетью, а Брент услужливо подхватил его и зашептал горячо на ухо:
- Я же говорил... я же говорил.
Вторым ударом он сбил Падара с ног, раздробив коленную чашечку. Третьим — окончательно лишил туата возможности двигаться.
- Таким ты нравишься мне больше! - хохотнул Брент. Падар молчал, яростно сверля его глазами. - Что, закончился поток остро? Лады, где ОНО? Ага, дай-ка догадаюсь — в звездолете. Сейчас притащу.
Вскоре фомор вернулся, держа сундук одной рукой, легко, будто он ничего не весил.
- Вот он — конец. Смерть вашему подлому племени! - Брент улыбнулся и повторил: - Сме-е-ерть. Кстати, хорошую планетку ты для НЕГО выбрал. Благостная... Жаль только, что я разрушу ее. На моем кораблике есть одна бомбочка — смертные назвали его коллапсарным устройством. Крайне эффективная штучка — раз, и нет твоей планетки.
Он воткнул меч Нуаду в землю, а рядом поставил сундук.
- Как ты смотришь на то, что я уничтожу ЕГО твоим мечом? Думаю, это будет символично: твоя надежда уничтожена твоей же святыней. Хочешь, что-нибудь сказать напоследок?
Падар кивнул, превозмогая боль. Он улыбнулся краешком рта.
- Хочу. Попросить прощения.
- Ну? - нетерпеливо махнул лапой Брент, облизывая гибкие, словно резиновые губы.
- Один смертный... Бартоломью Бернс...
- Да-да! - Берс задумчиво вздел глаза. - Помню-помню. Я его выпотрошил. Не хорошо помогать моим врагам.
- Так вот, - продолжил Падар. Изнутри его разбирало злое веселье. - Пусть он простит меня за то, что оказался не лучше Консорциума и позволил погибнуть его планете. Его Эдему...
Брент недоуменно поскреб в затылке когтем.
- И это все?!
- Все, - кивнул Падар. - И давай уже — заканчивай. - Он откинулся на спину, вдыхая теплый, напоенный ароматами трав воздух. Правда, к ним примешивалась терпкая вонь пожаров. Но это ничего — потерпеть можно.
- Погоди!
0 2014-08-24 23:51

denis
Брент откинул крышку сундука. Вернее, попытался сделать что-то похожее. Крышка не поддалась, тогда в ход пошел топор Балора Дурного Глаза. Раз за разом — и вскоре от крышки остались лишь щепки. Под конец фомор ломал ее голыми руками, но ничего изменить уже не мог. Сундук был пуст.
- ГДЕ?!! Где ОНО?! - Он наступил тяжелой ногой на лицо Падара и вдавил его в мягкую почву. Он давил до тех пор, пока сидхе не стал задыхаться. Отпустив его, Брент стал бить. Кулаками, методично превращая в обломки скулы и челюсти, круша нос.
Падар молчал. Брент не стал его добивать. Тяжело дыша, он поднялся: здоровенная туша ярости и первобытной злобы, сдобренная людской хитростью. Чистокровных фоморов не существовало вот уже пару тысячелетий, а он был так, жалкое подобие, полукровка и подменыш. Но вот магией своего темного народа он умел пользоваться в совершенстве.
Брент опустился перед поверженным врагом на колени.
- Я все равно узнаю! - Он разминал пальцы, толстые и уродливые. - Правда, это будет гораздо больнее.
Пальцы фомора погрузились в череп туата, и лицо Падара исказилось от невероятной боли. Правда, он был не беззащитным смертным. Напрягшись, он изгнал жадные руки Брент из своего головы.
- ПШЕЛ ВОН!!!
Фомора отшвырнуло, кончики пальцев его обгорели и курились легким дымком. Только это усилие оказалось уже последним. Судорога смяла Падара, выбила из тела последний вздох, и сидхе, последний сын своего народа умер.
Брент зашелся в ярости и вырвал с куском дерна проклятый меч Нуаду – священная сидская сталь обжигала руку, но это не могло его остановить. Только ни меч, ни фомор больше не имели никакого значения. Никогда сидская кровь не появится на священном лезвии древнего меча Света. Сработал и имплант, соединенный с сердцем туата. Как только оно перестало биться, он отправил закодированный импульс эвромату «Великана». Сообщение содержало одно недопустимое действие, запрещенное всеми инструкциями и уставами, против которого в программном обеспечение эвромата было поставлено ограничение. Правда, после визита на Ожерелье и посещение одной бандитской мастерской интеллектронику звездолета перепрошили, убрав множество запретов, в том числе и этот.
Получив сигнал, эвромат «Великана» тут же запустил намертво утвержденный в памяти алгоритм. Пространство вокруг звездолета дрогнуло, будто горячий воздух над костром, и исказилось. В мгновение ока большинство физических постоянных в отдельно взятой точке пространства-времени изменились, на одну миллионную, одну миллиардную долю секунды, но и этого оказалось достаточно. «Великан» запустил «генератор червоточин».
Пространство, как предположили еще в далеком двадцатом веке, представляет собой квантовую пену, изрытую ходами, будто кусок сыра дырками — наследие неравномерного расширения Вселенной. Каждый такой «ход» - это червоточина, где на булавочной головке умещаются десятки световых лет пространства, а один шаг можно совершать тысячелетиями. Только вот вблизи крупных масс, обладающих мощной гравитацией, такие «червоточины» нестабильны, да и в космосе лишь малая часть пригодна для путешествий. Гравитация порождала червоточины, она же превращала их в смертельно опасный аттракцион. Открывать червоточину на поверхности планеты категорически запрещено, потому что это фатально и для экипажа звездолета, решившего поиграть в бога, и для планеты.
Лезвие искаженного пространства вскрыло планетную кору, будто нож, разрезающий яблоко. Раз, и волны магмы, ошалевшие от гравитационного хаоса, захлестнули планету, железное ядро сплясало бешеную джигу в переменных магнитных полях невероятной, невозможной напряженности и раскололось. Огромная энергия, сравнимая с годовым импульсом местной звезды, выплеснулась наружу, пожирая остатки планеты, звездолеты и последних наследников древних земных народов. Выжить не мог никто: даже бессмертные, полубожественные существа были ничем перед такой мощью.
0 2014-08-25 01:34

denis
Эдем Бернса перестал существовать, только несколько научно-исследовательских станций «Старлэб», находившихся в соседних системах, зарегистрировали всплеск энергии там, где его не могло быть. Соответствующий рапорт тут же был отправлен на Землю, правда, и это уже ничего не могло изменить.
* * *
Планетоид C7b-03, вращавшийся на орбите газового гиганта COROT-7b, в системе звезды COROT-7 мог похвастаться лишь пригодной для дыхания атмосферой, небольшим материком, огромным океаном и памятной меткой, указывающей на то, что его посетил и классифицировал звездолет Эскадры Дальнего Космоса. Ну, если быть чуточку романтичнее, еще на планетоиде были красивые восходы COROT-7b, когда его кольца частично закрывали свет звезды и переливались невероятными цветами.
Биосфера планетоида была крайне скудна. Когда отделившаяся боеголовка коснулась поверхности спутника, на нем значились немногочисленные простейшие. Но теперь все кардинально изменилось. Ракета с «Великана» несла семена из далекого мира, который, когда они взойдут, возможно, уже избавится от заразы человечества, а, может быть, и нет. Так или иначе, этим семенам предстояло многое, потому что они принадлежали Великому Древу, Древу Ану, породившему народ Дану, сидхе. Пройдут тысячелетия, и на безвестном планетоиде вздохнет новый сидхе, возможно, он будет выглядеть совсем иначе, чем его предшественники, но это будет он. Чистая кровь.
В пятидесяти световых годах на еще одной пока еще лишенной многоклеточной жизни, но зато богатой питательными веществами, на дне вулканического котлована дремали яйца. Сотни, тысячи зеленовато-бледных глобул, оплетенных пульсирующей сетью черных нитей, пронзавших их насквозь. В яйцах хранились, свернувшись калачиками зародыши, а на их нежной коже уже проступали первые черные чешуйки. Фоморы были мастерами перевоплощений. Они могли приспособиться к самым экзотическим условиям, и можно было с уверенностью сказать, что их потомки будут совершенно на них не похожи, за исключением некоторых общих черт. И это будет чистая, без людских примесей кровь.
Жизнь – это война, а она, как известно, никогда не кончается.
0 2014-08-25 16:14

dmitrij
Денис

«в старом грязном баре «Удалуг», лучшем заведении, что могло отыскаться» т.е. она была самой привлекательной из уродин?;( и это в первом же предложении
«сидел человек»
«Мутант, что ли?» - Так «человек» и «мутант» синонимы?;(
Потом будет «Он был странным мутантом» так ху из ху?
«кивнул в ответ и жестом пригласил сесть» каким жестом, когда
«но руки из-под стола не достал».
«На запястье правой руки Падар носил тяжелый грубый браслет из темного золота, а на безымянном пальце — большой перстень с матово блестевшим красным камнем, незнакомым Барту.» так руки под столом или нет?
«склонил голову чуть набок, словно принюхивающаяся собака.» т.е собака, чтоб принюхаться склоняет голову чуть на бок?
«Давным-давно пилот первого класса Батоломью Бернс ОКАЗАЛСЯ чересчур переборчивым, отчего ОКАЗАЛСЯ на забытой всеми космическими богами…»
«для своего лучшего и единственного пилота» ))))!
Денис, а дальше какая-то денежная заумность…
Извините, но первые посты не заинтересовали
0 2014-08-25 20:10

fjodor
[id113677474:bp-290683_104149|Анна],
_ _ _ Плюсы:
- описание посиделок в таверне и "охотника" похвальны
- чувствуется авторская "метафизика" за рассказом, пробуждает интерес
_ _ _ Минусы:
- не хватает сцены "убиения невинного жителя", без неё рассказ начинается с середины - жители деревни боятся не пойми чего по-молчанию, скучное начало. Упомянутая сцена внесла бы красок.
- "потусторонность, метафизика" рассказа выплескивается в конце, было бы не плохо сдобрить ею и сам рассказ - иначе он начинает смотреться пресно по сравнению с развязкой;
- не понятно, что-таки произошло с ножом, где он там застрял: образ (вся сцена) не клеится;
- "кабатчику" не хватает имени;
- оборванная история, это что - сценарий пилотной серии - много сюжетных открывашек: зачем ему сдалась эта девочка, куда они направляются, что будут делать...

[id7529023:bp-290683_104176|Денис],
_ _ _ Плюсы:
- имена и названия вживаются в текст;
- описание персонажа/боёв с его участием понравились, чувствуется автор много чего начитался в этом жанре;
- за текстом скрывается (лучше сказать: с трудом сдерживается текстом) богатая на детали вселенная, от количества деталей дух захватывает (и глаза разбегаются - не это уже скорее минус =) А вообще - драки, космические перелёты и бои - восторг!
_ _ _ Минусы:
- расплывчатое описание Бернса в начале повествования (изначально я представил его в расцвете мужицкий сил, а он оказался уже пожилым человеком);
- "Падар": обычно имя оставляют когда "шифруются"... думаю, что более грамотно употребление "Падар" как имени рода (как фамилии т.е., а не имени).
_ _ _ Заметка:
- не плохо бы "перемешать" сцены расхождения Падара и Бернса "по домам", а то уж больно топорно смотрятся эти сцены по-очерёдно: пошёл - помер, следующий: пошёл - полетел.

ГОЛОС Денису.
0 2014-08-26 13:25

maksim
Я не буду писать много букв.
Голос Денису, за более нетипичный сюжет.
Война эльфов с рептилоидами это редкость.
0 2014-08-27 14:10

anna
ну, так не интересно(

Как будто меня совсем здесь нет(
Сам-то в блице небось каждое слово про свою работу ждал. Думаешь, мы не такие же?
0 2014-08-28 04:20

maksim
извини)
Отписался слишком коротко - это факт.
Тввой текст лучше подан, лучше вычитан, но сюжет и герои более шаблонные.
Буквально вчера анимешку на эту же тему смотрел.
Сугубо субъективное имхо.
0 2014-08-28 04:55

anna
спасибо) Другое дело)
0 2014-08-28 08:55

andrej
Рассказы понравились. Читалось легко и интересно, подано мастерски. Всё на своих местах - интрига, динамика, описания и т.д.

Анна - действительно, хотелось бы больше пояснений, что это за девочка, что за охотник, и зачем они друг другу понадобились. За исключением конструкции пары предложений, где лично я кой-чё незначительно поменял бы местами, исполнено профессионально.

Денис - я слишком поздно осознал, что Падар - это не иронично исковерканное под имя ругательство )) Вселенная имеет некоторые сходства с Mass Effect, что пришлось по вкусу. Исполнено не без косяков, но провисы в грамматике с лихвой компенсируются вовлечением в действо.
0 2014-08-28 09:16

anna
Признаюсь, и меня имя Падар все время смущало))
Эх, испорченное сознание)
0 2014-08-28 09:52

maksim
Отсылка к ирландским мифам ок.
Бренн оказывается был жидорептилоидом.
0 2014-08-28 20:23

anna
жидорептилоидом.????))))))))))))))))))обоснуй)
0 2014-08-28 22:34

andrej
Сейчас просто мода всемирного заговора такая - раньше жидомасоны, потом рептилоиды. Теперь жидорептилоиды ))
0 2014-08-29 03:55

maksim
описание фоморов по тексту Дениса посмотри) Черные, чешуйчатые - рептилоиды как есть)))
0 2014-08-29 08:52

anna
ну, с рептилоидами да) А про жидо- теперь Андрей сказал, так у меня проЯснилось)))
0 2014-08-29 11:24

denis
Всем спасибо за отзывы и мнения. Да уж, в рассказе есть недостатки, и причем немалые, но, пожалуй,он для меня знаковый. Его действие происходит в разрабатываемой мной вселенной Обитаемого Космоса (если кто помнит, из той же вселенной мой рассказ "Старик и звездолеты", но тот был написан еще до серьезной разработки Космоса, но "Наследники" возникли уже на серьезном фундаменту: разработана хронология мира, принцип устройства, основные планеты). Сейчас я работаю над сюжетом повести "Чужие ритуалы", правда, теперь я смешаю ксенобиологию, коллективный разум и вуду;) Если, конечно, получится...
0 2014-08-29 14:18

anna
конечно, получится!)
Видно же, что уже хорошо продуманный мир, и такие детальки всякие, которые его оживляют, есть.)
Интересная задумка, неожиданная - сиды и фоморы перерождаются чтобы снова начать вечное противостояние...
0 2014-08-29 23:44

ulija
Ребята, мне понравилось. По-разному, но понравились обе вещи.
Голос отдам Анне. Люблю странных персонажей.
У Дениса слишком предсказуемо получилось) Но все равно - выпукло и здорово.
0 2014-08-30 03:32

renat
Коли пару дней потерпите, зачитаю и отпишу кратко...
0 2014-08-30 06:10

anna
мы с лета терпели) пара дней не решает)
0 2014-08-30 09:00

renat
0 2014-08-30 09:10

anna
таки да) Так что выручай, пора уже закрыться)
0 2014-08-30 18:35

renat
Предисловие (можно его не читать ;) - Решает мой голос что-то или нет, я не знаю, но смотря на комментарии обнаруживаю, что он будет самым весомым, точнее я постараюсь его таковым сделать. Хочу что бы вы приняли во внимание с какой тяжестью на сердце я начинаю писать большой и критичный отзыв, которые пообещал себе не писать в этой группе, однако, просьба есть просьба, я уступаю и готовлю тележку пасхальных яиц вперемешку с тухлыми.

Анна, церемониться не буду, уже вылил тебе поток замечаний в личку, сконцентрируюсь на более важных моментах. Итак... разрыва шаблона ты мне не сделала, проще говоря не удивила, НО, и это но довольно весомое. Но тебе удалось меня заинтриговать. Вообще я ненавижу рассказы и, тем более, романы, в которых ставится куча вопросов без ответов, здесь я обнаружил именно это, но после краткого диалога с автором уверился в верности своей первоначальной гипотезы. Абстрактные, метафорические описания, ирреальность смешанная с весьма обыденными вещами. Вот что вносит блеск, лоск и очарование в литературу, которая пишется символами. Нашел все тут, и слегка улыбнулся. Полностью проработал произведение в голове, нашел ниточки и зацепки и спокойно пошел дальше. Подача порадовала в общем.
Сюжет... ну... единственное что реально удивило, это когда девочка игрушки достала, не сразу понял в чем суть, пояснение было очень к месту. Но сюжет все же банален, или, если быть точным, он слишком не раскрыт. Мало. А так все добро и мило, в стиле этого автора как ни странно.
Стиль... ну ты же знаешь, что мне не очень нравится твой дерганный слог, который заставляет глаза быстро-быстро метаться по строкам))) Но читабельно и читается легко, и быстро, что весьма важно в наши дни.
Что еще сказать, грамматику не критикую, не имею права, но замечания оставил. Название вроде подходит. Соответствие теме - идеальное.

Дэнчик (пардон, не удержался))). Что я могу сказать... Я ничего не могу сказать по правде то)))
Сначала все казалось занудной космооперой, а в итоге... И глубина, и логика, и хитрый ход, о котором ненавязчиво напоминают в самом конце. И даже смерть персонажа. Высший класс. Я бы сказал, что это рассказ может стать эталоном жанра, если его проработать и доработать как следует.
Отмечу, что я весьма подкован в жанре и ты меня все равно не удивил)) Но старался и старался хорошо. Я даже сначала не о рептилоидах, а о цифровых убийцах подумал, но заблуждение (крайне приятное) быстро развеялось. Подано хорошо, я бы сказал восхитительно. Не помню где точно, но где-то хотелось побыстрее промотать, но момент прошел довольно быстро уступая место интересу.
Сюжет... необычный, непредсказуемый, несомненный плюс.
Стиль и слог... хм, сложно сказать, но у тебя есть стиль, причем свой. Это удивило и порадовало, редко вижу русскоязычных авторов, с четким и хорошим стилем не прогнувшимся под русской культурой, а соответствующим идеалам и стандартам создателей жанра. Улучшать что есть, но для этого существуют Бэты и много много практики.
Что еще сказать... Не критикую грамматику. Название удивило, в конце про него забыл, а когда прочитал снова, улыбнулся - подходит. Соответствие теме... неоднозначное, но вроде бы выдержанно.

Итак, у обоих начала текстов запоролись, переработайте, спотыкаться в самом начале рассказа весьма неприятно.
Я не могу выбрать адекватно, честно, оба очень хороши. Пусть я сравниваю сладкое с твердым, но я все таки сделаю выбор.
Голос Денису, просто потому что был в его мире, как дома. Извини Ань, НФ это мое все, напиши ты яркое фэнтези, я бы сломался и выбрать не смог, но что было то было ;)

Оба молодцы, вчерашний вечер провел с наслаждением, спасибо за это.

П.С. Все это лишь имхо и личная точка зрения, все намеки на самодовольство и назидательность абсурдны, я не ставлю себя выше вас и не пытаюсь наставлять. Это только мнение и ничего больше. Благодарю за внимание.
0 2014-08-30 20:03

anna
спасибо за ответственный подход к такому делу как рецензирование)
Рада, что есть моменты в моей работе, которые тебя порадовали.
0 2014-08-30 23:48

denis
Ренат, огромное сэнкс!
0 2014-08-31 01:23
0 2014-08-31 02:09

diana
с удовольствием прочитала это произведение. Понравились герои и атмосфера. Так же понравилось то, что в конце охотник не убивает ту, на кого охотился, а более того, сам оказывается чем-то подобным и в то же время иным, противоположным. Этот ход меня подкупил.
Голос Анне.

не ожидала увидеть сидхе в таком рассказе. В произведение понравилась динамика сюжета. Жизнь - война, тут я с Вами полностью согласна.
0 2014-08-31 03:17

natasha
Не буду повторять то, что уже говорила, и говорили до меня. Если сравнивать рассказ с блюдом, это был бы десерт "Захер". Черный, шоколадный, с горячей начинкой и изящными шоколадными финтефлюшечками сверху. Ну, и конечно с белыми сливками. Каждая сюжетная линия выстроена четко, грамотно. Не оборвана, в то же время и не завершена - оставляет простор для фантазии. С литературно точки зрения очень грамотно. Иного от тебя и не ожидала.

Ваш рассказ напомнил мне киевский торт с орешками, который хрустит когда его ешь. К такому просто необходима чашка крепкого чая.
С литературной точки зрения погрешностей я не заметила. Вроде бы и вкусно. И свежо. Но лично для меня читалось тяжело, как будто одна из прослоек торта клеится к зубам.

Поэтому голос охоте на Лунную Девочку и Анне Яновской.
0 2014-08-31 07:30

dmitrij
Ну вот и я добрался.
Как можно сравнивать два настолько разных произведения? Я в замешательстве!


Есть некоторое сходство с Ведьмаком, но только в самом начале. А так рассказ совершенно индивидуальный и своенравный. Вдобавок неоднозначный.

Но, моему суровому покрытому шрамами и космической пылью мужскому сердцу ближе рассказ [id7529023:bp-290683_104165|Дениса]. Зацепили как детали так и сюжет в целом. Хорошее чтиво.
Голос.
0 2014-08-31 10:51

anna
Денис - 4 голоса.
Я - 3 голоса.
Денис, поздравляю с победой!)закрываемся!)
0 2014-08-31 10:56

renat
Только сейчас понял, что Морголь не проголосовал... Вредничает однако.
0 2014-08-31 16:27

denis
Спасибо за оценки и голоса! Мне было приятно, да и оппонент очень хорош;)
0 2014-08-31 18:39

anna
еще раз поздравляю и мерси за комплиман)
Добавить комментарий



Каптча:

Обсуждения
2014-08-31 olga 10 2178
Вухахашенька) Жанр: НФ, вероятно юмор (вероятно, да-с) Размер: свободный Сроки: предположительно, в нашу эру) Авторам волшебного вдохновенного пенделя :)...
2014-08-31 aleksand 59 1640
Тема: Ассоциации. Жанр: Любой. Объем: 6-8 листов формата А4, шрифт Times New Roman, 12 кегель. Срок: 2-3 недели. Дополнительные условия: - Обязательное: должно присутствовать и...