Дуэль № 546 ПРОЗА "Гроза морей" Анна Яновская vs Наталья Нерсесьян ГОЛОСОВАНИЕ

автор
anna
Опубликовано: 2014-08-21
Блог: Литература
0
Тема: Гроза морей.
Жанр: таймпанк-фэнтези
Сроки: до 10.02.2014
Размер: свободный
Комментарии (65)
0 2014-08-21 19:59

anna
Выкладываюсь.
Сроки, конечно пропустила,размер... хм... ну, если это одолеют читатели, значит, не зря писалось)
0 2014-08-21 19:59

anna
"ГРОЗА МОРЕЙ"

ПРОКЛЯТЫЙ РЕЙС.

- Эй, Ран, что там у нас с ветром?
Хриплый голос капитана Туайнена прорезал ленивую тишину раннего утра.
Корабль мирно покачивался на якоре у оконечности длинной песчаной косы. Рассветный туман рассеивался, яркая зелень тропических зарослей крохотного безлюдного островка выступала все отчетливее.
Ран, сидя на бочке с пресной водой, болтал босыми ногами и любовался мирным пейзажем, ничуть не волнуясь по поводу капитанского крика. Такая уж у него была натура – никакого чинопочитания, одно сплошное нахальство и язвительность. За то и поплатился, выкинули из Магистериума, даже первый курс закончить не успел, однако впрок этот урок ехидному Рану так и не пошёл. Поэтому ответил не задумываясь:
- У вас – не знаю, может, в голове гуляет, а может, в животе? После вчерашнего супчика с бобами!
- Ах ты, акулий корм! Поговори мне еще, за борт выброшу!
-Ага, уже испугался! А кто тогда в штиль это корыто с места сдвинет? Или вы научились ветер призывать?
- Корыто?!
Такого оскорбления в адрес своего судна ни один порядочный капитан не выдержит. Порядочностью Туайнен по прозвищу Тесак не отличался. Скорее наоборот. Слухи о нем в портах Южных морей ходили самые нелестные, а Ран за три месяца пребывания под его командованием убедился – разговоры не на пустом месте возникли. Пожалуй, что истина и похуже будет.
Рыжеволосый и конопатый Тесак Туайнен на первый взгляд мог показаться нелепым и даже смешным. Его квадратная, не слишком ладно скроенная фигура, облаченная в широкие синие штаны и красную рубаху, поверх которой даже в самый жаркий полдень красовался застегнутый на все пуговицы зеленый жилет, поначалу вызывала у Рана желание сменить капитанское прозвище. Попугай Туайнен! Парнишка решил, что непременно переименует кэпа.
Но эту идею после более близкого знакомства с Тесаком он оставил. И, насколько мог, старался с ним не связываться. Разве что иногда, вот как сегодня, терял чувство меры, и потом приходилось как-то выкручиваться. Спасало Рана то, что второго стихийника на «Летящем» не было, и найти ему замену за то мизерное жалованье, что платил Туайнен, довольно затруднительно.
Однако сейчас Ран перегнул палку и сам это чувствовал.
Капитан надвигался на него, как девятый вал на тростниковую лодочку. Рыжие усы встопорщились, глаз почти не видно под грозно нахмуренными бровями. И правая ладонь уже на рукояти тесака. Того самого. От которого Туайнен и прозвище свое получил, и которым кроил черепа так же ловко, как портной юбки девчонкам из Порт-Джералда.
Ран спрыгнул с бочки и сразу отступил за этот стратегический рубеж обороны.
– Э…кэп, я не то хотел сказать… – произнес он примирительно, поднимая кверху раскрытые ладони.
Туайнен притормозил, застыл на месте, угрожающе покачиваясь с носка на пятку. Не потому что вид беззащитного щуплого парня вызвал у него приступ миролюбия и снисхождения. А потому, что знал – сорвутся сейчас с ладоней этого недоучки толстые синие молнии, и тесак не поможет. Просто не успеет капитан его извлечь, и уж тем более пустить в ход.
Ран рук не опускал, но ехидства в его физиономии не наблюдалось – он сейчас был сосредоточен и внимателен, как перед вступительным экзаменом в Магистериум.
– Беру свои слова обратно, капитан, – сказал он примирительно, – а вы уж уберите руку от тесака. Не будем портить это прекрасное утро.
Светло-голубые глаза парня казались наивно-доверчивыми, светлая челка беззаботно растрепалась, а тонкая, почти детская шея выглядела так беззащитно в распахнутом вороте белой рубахи, что Туайнен невольно почувствовал искушение одним быстрым движением покончить с молокососом.
0 2014-08-21 21:04

anna
Если бы не успел за это время хорошо изучить своего корабельного мага, так бы и попытался сделать. Только знал капитан – ни наивности, ни доверчивости в Ране нет ни на четверть либра. Поэтому медлил, выжидал.
А Ран уже отчетливо представил, как дымится зеленая жилетка и на лице капитана застывает выражение удивления и страха. Навечно. Минуты на две-три. Как раз пока тело не осыплется черным пеплом на палубу «Летящего», и подхваченное легким ветерком не развеется над океаном.
Сколько эта пауза продлилась бы, трудно сказать. Вряд ли долго. Но появление третьего лица разрядило обстановку.
– Господа, возможно ли объявление перемирия, или все зашло слишком далеко? Секундант не нужен? А парламентёр?
Туайнен со вздохом опустил руку и медленно повернулся. Его толстые губы изобразили нечто вроде улыбки.
– Блексторм, ты вовремя. Уйми своего дружка, пока я ему мозги не вправил.
Ран радостно помахал раскрытой ладонью, приветствуя первого помощника капитана.
– Вижу, времени зря не теряете. Что, поразвлечься нечем? – суровый тон Киры Блексторм не оставлял сомнений – первый помощник не шутит и другим шутить не позволит. – Так пораскинули бы мозгами, как из этой передряги выбраться! Что будем делать, если налетим на Рикардо?
Тесак изобразил нечто вроде смущения, но крайне неубедительно, а вот Рану тревогу изображать не пришлось – она была самой настоящей.
Дела на фрегате и вправду шли не то что не блестяще, а хуже некуда.
Началось с того что перед самым выходом в море капитан Туайнен во время небольших дружеских посиделок в одном из питейных заведений Игайаса рассорился с капитаном Рикардо Грандэ.
По общему мнению разношерстного экипажа, набранного для последнего плавания Тесаком, это было глупо, опасно и очень некстати. Команда на «Летящем» была не слишком большой, судну с механизмами управления парусами, магическим движителем и десятком алхимических пушек и тридцати человек вполне достаточно, считал Туайнен.
Тесак давно уже перестал ходить на абордаж, предпочитая угрозами заставить сдаться какого-нибудь слабо вооруженного торговца, поэтому большую команду и не содержал, а перед последним рейсом почти полностью сменил. Только первый помощник, боцман и два алхимика-артиллериста стались прежними. Ну, и Ран, конечно, Кира без этого паршивца никуда.
Капитан Грандэ, владелец новенькой «Мантикоры», выглядел гораздо моложе Туайнена. Смуглолицый красавчик, обожающий последние новинки моды, с унизанными перстнями пальцами и аккуратно зачесанными назад длинными светлыми волосами. Горяч, несдержан на язык, самолюбив и злопамятен. Неплохой тактик и посредственный стратег. Отличный фехтовальщик и слабенький маг. Но даже слабенький маг-малефик может такое, что лучше не становиться ему поперек дороги. А Грандэ, не будь дурак, занимался тем, что заботливо обвешивал себя различными артефактами, усиливающими его небольшой дар, и старательно шлифовал магические навыки.
Карьера Рикардо Грандэ совершила стремительный взлет около двадцати лет назад, и он очень дорожил своей репутацией. А репутация этого флибустьера была такого свойства: бросишь в сторону Рикардо косой взгляд, и все, заказывай поминальный обед. Кто пытался посмеяться над его страстью к слишком ярким нарядам или над не меняющейся на протяжении десятилетий гладкой юношеской физиономией, умирали по-разному. Но обычно довольно скоро.
Туайнен к магическим штучкам Рикардо относился пренебрежительно, однако предпочитал не связываться с капитаном-малефиком. Что на него нашло тогда в Игайасе? Но крепко он, видно, самолюбие коллеги задел. Рикардо о подробностях ссоры не распространялся, Тесак тем более, но невольные свидетели этого происшествия утверждали, что Грандэ пообещал проклясть Туайнена.
И, судя по всему, слово сдержал. Сначала на двух матросов напала какая-то странная светобоязнь, и они сидели в трюме, отказываясь высунуть нос на палубу. Их осмотрела Шайя, кок и по совместительству корабельный целитель, и, нахмурившись, изрекла:
– Запереть. А лучше сковать серебряной цепью.
0 2014-08-22 03:32

anna
Капитан посмеялся, да и все остальные не слишком поверили словам шаманки. Ран так вообще считал, что эти островные тролли ничего в настоящей магии не понимают, и потолок мастерства Шайи – рагу с черепашьим мясом.
Однако все припомнили этот совет, которому отказались следовать, на следующее утро. Когда обнаружилось, что матросики за ночь превратились в здоровенных обросших шерстью монстров и кинулись грызть глотки собственным товарищам.
Одного зарубил Тесак, второму снес голову боцман, но сам после этого прожил не больше трех минут. А как протянешь дольше, если тебе выпустили кишки ударом лапы с когтями, как у тигра?
Конечно, тут уж Шайю пригласили в качестве эксперта. Эксперт для начала обложила по матушке всех присутствующих, потом их предков, потом перешла к домашним питомцам и соседям. Затем провела сравнительный анализ умственных способностей головоногих моллюсков и прочих обитателей моря с экипажем «Летящего», исключительно не в пользу последнего.
Надо было признать, что для столь малообразованной особы шаманка проявила недюжинные способности к научному прогнозированию. В другое время ее выводы привели бы к бурным дискуссиям, но в сложившейся ситуации все покорно выслушали Шайю и после сделали, как она сказала: Ран сжег своими молниями все тела, как кусавших, так и покусанных, а затем мощным порывом ветра развеял жирный черный пепел над водой.
Затем за дело взялась сама Шайя. Она облазила весь корабль, от трюма до марсовой площадки и пошаманила как следует. Выглядело это как невнятное бормотание с закрыванием глаз и потряхиванием веником из ярких перьев, который Шайя то и дело сбрызгивала какой-то жидкостью из фляжки. Судя по тому, что она и сама к этой фляжке регулярно прикладывалась, и по характерному запаху перебродившего тростникового сахара, сопровождавшего ее манипуляции, это и в самом деле было сильное средство.
Еще вчера Ран животик бы надорвал, наблюдая за ее действиями, и на ехидно-разоблачительные комментарии о магических способностях островных троллей не поскупился бы. Но это было до того как ему пришлось сжечь тела восьмерых ребят, с которыми совсем недавно вместе драил палубу, плевал за борт, ел шайину стряпню и травил анекдоты.
Теперь он только покусывал нижнюю губу, настойчиво пытаясь проследить вмешательство шаманки в силовую структуру магического поля. Потому что она именно этим и занималась. Ран только диву давался, как совершенно незнакомая с теорией магии Шайя ловко находила ключевые точки и одним касанием меняла полярность или вектор силы.
На все вопросы юного мага она только непонимающе пожимала мощными плечами, и делала очередной глоток рома. Ран обалдел от окружающих ее паров спирта и стал держаться в сторонке, любуясь на работу шаманки издали.
Казалось бы, теперь все позади. Оставшаяся в живых команда с благословения капитана как следует хлебнула рома и угрюмо расползлась по фрегату. На будущее теперь смотрели довольно мрачно и громко роптали, требуя повернуть обратно и помириться с капитаном Грандэ.
Тесак пообещал самым разговорчивым отрезать языки, а все остальным – двойную долю в добыче с этого рейса. Моряки притихли, но Ран не сомневался – это ненадолго.

Вмешательство Киры, покровительницы Рана, ситуацию временно урегулировало, и все занялись своими делами.
Могло бы показаться странным, что капитан и хозяин судна, да еще такой самодур, как Тесак, позволяет первому помощнику иметь собственное мнение и высказываться вслух. Но Кира Блексторм была не из тех, с кем можно не считаться. Крепкий профи, за плечами – Высшая Мореходная школа в Ост-Вальде и служба на королевском флоте северян, а это вам не благодатные южные моря.
Кира умела ладить с экипажем, железной рукой поддерживала дисциплину, но была справедлива и могла посмеяться удачной шутке. За это ее уважали, даже, можно сказать, любили, в противоположность Тесаку, которому повиновались из страха и надеясь на долю в добыче.
0 2014-08-22 07:03

anna
Находились время от времени глупцы - засматривались на резкие, но правильные черты девичьего лица, смуглый румянец и густые каштановые косы, повязанные косынкой с монетками, по обычаю Островов. Те, кого обманывала мягкость ее женственных форм, имели случай убедиться в том, что у Киры отлично поставлен удар, а жалости к поверженным она не испытывает.
Ну, и конечно, не следовало забывать о Хьюго. Никто не знал точно, почему Кира не плавает со старшим Блекстормом. Но то, что Хьюго не простит плохого обращения с наследницей славной флибустьерской фамилии, сомнению не подлежало. Когда Туайнен нанял ее около полугода назад, к нему вскоре пришел незаметный такой человечек и шепнул пару слов. После этого Тесак возненавидел и Хьюго, и его распрекрасную дочурку Киру, но поделать ничего не мог. Приходилось терпеть. С Блекстормами связываться – себе дороже.

ГРОМ В ЧИСТОМ НЕБЕ.
Вскоре фрегат отчалил и с остатками команды взял курс на Прийтт. На этом большом острове, лежащем к западу от Тай-Кина, находили самые крупные в восточном полушарии алмазы. Сами копи хорошо охранялись, но иногда можно было перехватить небольшой груз камней у тамошних контрабандистов. Туайнен туманно намекал, что у него имеется некая договоренность на небывало крупную партию и обещал с этого рейса неслыханные барыши.
Рану все это поначалу очень нравилось. К алмазам юный маг был равнодушен, но дух приключений манил его, как корабельного кота запах жареной рыбы. Потому после изгнания из Магистериума и подался в Игайас – очень уж заманчиво звучали рассказы о лихих флибустьерах, сокровищах, контрабандистах и схватках с морскими чудовищами. И там ему повезло – он познакомился с Кирой. И не просто, а как в самых дерзких мечтах: они сражались спина к спине, она увидела его в бою и, оценив по достоинству, тут же предложила стать корабельным магом. Правда, Ран старался не вспоминать о том, что Кира взяла с него слово окончить курс в Магистериуме. Во всяком случае, об этом надо будет думать только осенью, а это еще очень не скоро. Мало ли что может случиться? Так что Ран строил радужные планы относительно ближайшего будущего и наслаждался настоящим.
0 2014-08-22 08:06

anna
Правда, с Тесака глаз не спускал. Странный он, этот Тесак Туайнен, и его, Рана, явно невзлюбил, а это сразу человека характеризует, считал бывший студент.
Однажды Ран ввалился по своему обыкновению без особых церемоний в капитанскую каюту, передать поручение от Киры, и обалдел: Тесак сидел над книгой! Водил толстым пальцем по строчкам, шевелил губами, а увидев парня, взбесился, будто ему вместо рома рыбий жир подсунули. Ран даже не представлял, что Туайнен вообще умеет читать. Это казалось не просто странным, а чудовищно неправдоподобным!
Любопытство всегда было слабым местом Рана, а тут разгулялось не на шутку.
Мучимый желанием уличить капитана в чтении какой-нибудь бульварной литературы или детских сказок (почему-то Рану казалось, что дело именно в этом), парень проявил немало изобретательности. И однажды сумел-таки сунуть нос в заветную книжицу: Тесак с полным отсутствием воображения прятал ее под матрас. Поначалу, листая страницы, Ран расплылся в довольной ухмылке: он почти угадал! Кэп увлекается сказками – читает легенды Южных морей!
Самой замусоленной выглядела страница, где излагалась легенда о Повелителе Морских Драконов. Ран попытался поделиться своим открытием с Кирой, но та отмахнулась, дескать, у каждого свои предпочтения и ничего зазорного в этом нет.
Ран настаивать не стал, но за Туайненом присматривал. Заприметил, как тот поигрывает маленьким ключиком на цепочке и прячет его в жилетный кармашек. Целый день потратил на создание копирующего заклинания с прикреплением на крохотный вихревой поток, а потом еще полдня выжидал удобного случая, но все-таки влез в капитанский тайник – на самом деле ничего романтичного, просто большой сундук у стены. Внутри оказалась всякая ерунда вроде золота, каких-то бумаг, мешочков с жемчугом и камнями. Ран уже разочаровался в своей затее и хотел захлопнуть крышку, когда его внимание привлек странный шорох.
Шуршал небольшой сверток на самом дне. В нем что-то возилось, и Ран с опаской несколько раз коснулся кончиком пальца плотной темной ткани, прежде чем решился развернуть. Содержимое свертка никак не обнаруживалось, и в какой-то момент Ран подумал: это крыса неосторожно влезла в кусок старой тряпки, и теперь прогрызает путь к свободе. А что еще думать, если слой за слоем разворачиваешь ткань, а там – ничего?
Он оглянулся на дверь капитанской каюты, но все было спокойно – рёв Туайнена доносился с палубы, кэп проверял амуницию своей немногочисленной абордажной команды. Ран нетерпеливо вздохнул и решительно встряхнул ткань. Что-то стукнуло о дно сундука и он зашарил руками, торопясь схватить находку, пока не сбежала. Поймал, поднес к глазам и разочарованно хмыкнул:
- И вот эту каменючку прячет Тесак? Ну, старик наверное совсем того… сбрендил от рома…
Ран уже хотел положить небольшой темно-коричневый камень назад, но тот вдруг запульсировал в руке. Сначала тревожно, быстро, а потом, будто успокаиваясь, неторопливо, размеренно. Ран от удивления даже рот приоткрыл. Ему показалось, что камень даже потеплел. Необычная форма, неровности и впадины, и эта пульсация делали камень похожим на что-то живое.
– Где этот бездельник, которого мы тут называем корабельным магом?! – голос Туайнена прозвучал где-то совсем близко, выдергивая Рана из задумчивости. – Я ему сейчас расскажу, как кормежку отрабатывать!
Кажется, Тесак сильно не в духе! А уж если застукает Рана здесь, у своего тайника… Маг торопливо вернул на место сверток, захлопнул сундук и выскользнул из капитанской каюты.
До Прийтта им оставалось около недели ходу.
«Летящий» развернул свои белые паруса, служившие не только обычным целям, но и выполнявшие роль накопителей. Они были пропитаны особым алхимическим составом и передавали всю накопленную энергию огромному кристаллу, расположенному прямо под капитанским мостиком. Кристалл, установленный в центре специально сконструированной машины, и приводил в движение корабль. Собственно сам корабль он не двигал, воздействуя на воду под днищем судна и создавая мощное направленное течение, ограниченное размерами корпуса.
0 2014-08-22 19:34

anna
Шли полным ходом, «Мантикора» Грандэ не показывалась, и последующие три дня все было тихо и спокойно. Матросы повеселели, но Шайя угрюмо предрекала, что беды «Летящего» только начинаются. Ее никто не слушал, все обсуждали размеры вероятной добычи.
На четвертый день встали на якорь у небольшого островка из Драконьего Хвоста – западного ответвления Драконьего архипелага. В крохотном рыбачьем поселке им сказали, что Грандэ не далее как вчера пополнял здесь запас пресной воды и расспрашивал о «Летящем».
Новость быстро облетела фрегат, но капитан пообещал, что проведет корабль под самым носом у «проклятого малефика», прячась между островками и рифами, и удвоил количество вахтенных. Судя по тому, как уверенно действовал Туайнен, он действительно знал Драконий Хвост как свои пять пальцев.
– Я здесь еще юнгой под командой Старого Хэмиша плавал, такое повидал, что вам, селедки вы малосольные, и в страшном сне не приснится, – приговаривал он, расхаживая по палубе, с засунутыми за вырез зеленого жилета большими пальцами, с видом самодовольным и каким-то предвкушающим.
Погода была не слишком хорошая, к вечеру поднялся сильный ветер, и Ран всю ночь провел на мостике, удерживая вокруг «Летящего» небольшой островок относительного спокойствия.
Механизмы сильно облегчали задачу управления судном, и, убедившись, что кораблю не грозит ничего серьезного, а шторм стихает, после полуночи капитан решил оставить мостик. Кира осталась у штурвала, а Ран просидел до утра рядом, болтая ногами и выспрашивая ее о всяких морских легендах и загадочных случаях. А заодно безбожно хвастаясь своими амурными похождениями, по большей части вымышленными.
- А про Морского Повелителя ты слышала? – вспомнил легенду из книжки Туайнена Ран.
Кира пожала плечами, и потянулась к кружке с крепким кофе:
– Да так, смутно что-то. Кажется, это был дракон.
Ран оживился:
– Не просто дракон! В страшно давние времена, когда люди были самой незаметной расой, а за власть бились порождения дикой магии, перекроившей мир, морские драконы и огненные элементали вступили в битву. Эти драконы были огромными и могучими, но элементали побеждали их числом. Наступил день, когда неминуемым стало поражение, и Повелитель, самый большой и мудрый из драконов, увидел что почти весь его народ погиб. Чтобы спасти тех немногих из своих сородичей, что еще остались в живых, он превратил их кожу в камень. Вложил в это всю свою силу, всю магию. И драконы стали каменеть. Элементали напали на Повелителя, а тот не мог уже защищаться. Они испепелили его, но рано радовались. Из моря вышли водные элементали и завязалась новая схватка, в которой обе стороны окончательно истребили друг друга.
– Поучительно, – заметила Кира, – Если не учитывать появления еще одного противника и не оставить в резерве запас сил, вот такое и случается. Стратегические просчеты дорого обходятся, нам в Ост-Вальде постоянно это напоминали. И чем там все закончилось?
- Ну, элементалей не стало, драконы окаменели окончательно, превратились в острова. Но в легенде говорится, что если однажды сердце Повелителя снова забьется, он может возродиться и разбудить своих сородичей.
- Разбудить морских драконов! Ну уж нет! Лучше пусть спят себе.
- Почему? – Ран от возмущения даже вскочил. – Это было бы здорово! Представляешь, как они встают из воды, расправляют свои крылья!
- И как топят корабли, не говоря уж о жителях тех деревушек, что стоят на их спинах, - рассудительно ответила Кира, слегка посмеиваясь над горячностью мага. – Все это хорошо в сказках и легендах. Пусть там и остается.
Ран разобиделся и дулся на нее целых пять минут.
Утро снова преподнесло сюрпризы. Сменить первого помощника на мостике никто не явился.
Ран вызвался быстренько сбегать поискать кого-то на смену уставшей Кире, и вернулся растерянный:
– А никого нет...
– Как нет? Что ты мелешь? – рассердилась Кира, потирая покрасневшие глаза. – Куда ж они подевались? Опять насочинял, нервишки пощекотать?
0 2014-08-22 20:10

anna
Но побелевшие губы и растерянные глаза мальчишки заставили усомниться в том, что это глупый розыгрыш.
–А дай-ка я сама посмотрю…
Кира оставила у штурвала Рана, и отправилась на поиски.
Все оказалось, как и сказал маг: ни души! Исчезли все, включая Шайю и корабельного кота.
Единственный, кого Кире удалось обнаружить, был Тесак. Капитан спал в своей каюте одетый и отчетливо припахивал ромом.
Непочтительная Блексторм рывком привела Туайнена в вертикальное положение и произвела допрос:
– Где все?
– Какие все? – кротко поинтересовался Тесак, сдерживая икоту.
– Команда наша, капитан! Где команда?
– Согласно занимаемой должности и моему распоряже... Жжения…..
После чего снова вознамерился уснуть. Проснулся он только после кувшина воды, вылитого заботливой Кирой ему на голову.
– Капитан Туайнен!!! Корабль пуст! – рявкнула на свое прямое и непосредственное начальство Кира, полностью презрев субординацию. – От всего экипажа остались только я и Ран!
– А куда они все делись? – капитан покачивался, сидя на койке, но уже грозно хмурил рыжие брови. – Я такого приказа не отдавал!
– А вы их сами спросите, как они посмели покинуть судно посреди океана, еще и вплавь?
Как убедился Тесак, обойдя корабль вместе с Кирой, шлюпка принайтована на положенном месте, запас продуктов не тронут, а в закутке, где обычно спала Шайя, остались разноцветные бусы, перья, склянки со снадобьями и пучки трав.
Когда капитан убедился в этом лично, все трое собрались на мостике, держать совет.
«И это называется советоваться?», думал Ран, слушая как Кира и Туайнен, склонясь над картой спорят, куда им лучше теперь плыть – в Айбуко или продолжать путь к Драконьему архипелагу. Можно подумать, мнение Рана кого-то волнует? Вон даже внимания не обращают, мол, какое может быть мнение у парня, ничего не понимающего в навигации и прочих морских премудростях? Рану стало обидно.
Туайнен уже перед этим поднял насмех все его предположения насчет магического вмешательства в загадочную пропажу экипажа «Летящего», и заявил, что вся эта «неблагодарная шайка» просто перешла на другой корабль, о чем было договорено заранее. А что «Летящий» не пострадал, так это потому, что оплаченные «проклятым Грандэ» матросы хотели нагнать на Тесака ужас. Но он, Тесак, на подобные мелкие трюки не поддастся! И нечего время зря терять, обсуждая всякие глупости.
– Айбуко – единственный выход, – доказывала Кира, пытаясь сохранять спокойствие. – Где еще поблизости есть крупные порты? Нам надо заново нанять команду, и на подходах к Айбуко всегда ошиваются тай-кинцы. Грандэ туда не сунется, говорят, Баожей лично пообещала пришпилить его к мачте собственного корабля...
– Вот бы она добралась до него раньше, чем он до нас, – пробормотал Ран, чем заслужил одобрительный взгляд Киры и пренебрежительное фырканье капитана.
Гневно посопев, Туайнен стукнул по карте поросшим рыжей шерстью кулаком и изрек:
– Нам не дотянуть до Айбуко! Втроем с «Летящим» не справиться, слишком далеко. Драконьи острова рядом. Там есть рыбачьи поселки. Наймем человек десять, и можно будет двигать хоть в Айбуко, хоть на Прийтт.
– Дикие места… – с сомнением сказала Кира, постукивая пальцами по деревянной розе ветров, украшающей стену капитанского мостика. – Сомневаюсь, что мы там хоть пару человек найдем, которых можно на борт пустить, не опасаясь, что от вида паровой машины они в штаны не наложат.
– А может, там правда водятся драконы? Ну, не зря же так острова назвали? Вдруг это те самые острова, из легенды про Морского повелителя? – сунул нос в карту Ран.
Эта мысль волновала его чрезвычайно. В последнее время он о драконах только и думал. Любопытство легко опрокинуло на обе лопатки обидчивость, и юный маг уже забыл, что намеревался хранить гордое молчание еще как минимум полчаса (про час даже не загадывал, знал, что столько не выдержит).
0 2014-08-22 22:26

anna
– Да нет там никаких драконов, враки это все, – сердито отрезал Туайнен. – Просто какому-то составителю карт очертания архипелага показались похожими то ли на крокодила, то ли на ящера. Вы оба отправляйтесь спать, а я останусь тут, у штурвала. Блексторм, сменишь меня через пять часов.
–А я? – отбросил челку со лба Ран, и вытянулся, желая казаться выше. - Может, я вас сменю? Или потом, после Киры?
–А ты… - Толстый палец капитана возделся к небу, – Тебя чтоб я у штурвала не видел! И на мостике тебе делать нечего! Лучше поставь защиту какую на корабль, бездарь! Был бы путёвый маг на борту, может, и команда была бы на месте!
Ран даже задохнулся от возмущения и приготовился много чего высказать Тесаку в ответ, но снова вмешалась Кира и увела его с мостика.
– Ну и ладно! Сдался мне этот ваш штурвал! Пусть Тесак-тупак сам и торчит там до посинения! – бурчал себе под нос бывший студент, заваливаясь на койку в каюте Киры.
Каюта у первого помощника была поуютнее, чем кубрик, где обычно обретался Ран с другими матросами. Здесь на полу лежал немного потертый ковер, в застекленном шкафчике хранились книги и фарфоровая посуда, стоял большой обитый кожей сундук, а за небольшой дверцей пряталась пусть крохотная, зато собственная ванная. Кира велела ему спать тут, и Ран ничего не имел против. Жутковато было бы одному…
– Как думаешь, что на самом деле случилось? – спросил он, еще раз обегая взглядом каюту и проверяя надежность поставленной им защиты. Сейчас как никогда Ран жалел, что не доучился в Магистериуме.
– Если бы я знала… – голос Киры прозвучал устало.
Она старалась не пугать впечатлительного парня. Впасть сейчас панику – самое последнее дело, а без помощи единственного тут мага им не выкрутиться. Поэтому добавила в голос оптимизма:
– Но кто бы это ни был, он еще пожалеет о своих гнусных шуточках. Особенно если всерьез разозлит Шайю…
– Шайю? А если она уже того… померла?
–Ты видел ее тело?
– Я – нет…
– И я нет. Значит, не факт, что Шайя оправилась к Великому Предку.
Успокоенный Ран удобно вытянул ноги под клетчатым покрывалом и взбил подушку. Блаженство! Предыдущие сутки вымотали его и глаза слипались. Но он еще боролся со сном, надеясь, что удастся рассмотреть Киру в интимной, так сказать, обстановке.
Сама Блексторм, не обращая на ворочающегося мага внимания, присела к столу. Облаченная в свободную рубашку, скрывающую очертания роскошной груди и короткие полотняные бриджи, расчесывала спутавшиеся волосы и одновременно что-то искала в старом фолианте.
Ран принял раскованную позу (рука подпирает голову, подбородок мужественно выдвинут вперед), и спросил как можно суровее:
– Кира… Где ты там? Ложись. Я подвинусь…
– Спи уже, подвинется он… Я в гамаке посплю… Только кое-что сделаю сначала. Да где же она подевалась? Где-то тут была… – девушка быстро переворачивала толстые исписанные крупным почерком страницы, даже не глядя в сторону мага. – Турисаз, нападение… знать бы, на кого нападать……Райдо, переселение… До этого еще не дошло…Отила, наследие… вот! Наконец-то! Альгиз. Щит.
0 2014-08-23 03:56

anna
Кира заложила гребень между страницами, потянулась к кисточке и флакончику тай-кинской туши. Несколько быстрых движений – и на левом предплечье появилась руна, напоминающая очертаниями перевернутый птичий след. Покрыв руну прозрачным раствором из другого флакончика, она обернулась к Рану:
– Теперь твоя очередь… соня!
Ран сладко спал, чуть приоткрыв рот и тихонечко сопел, закинув руку за голову.
– Ну, хоть руку не забыл мне подставить, – пробормотала девушка, посмеиваясь. – Беззащитное тело Рана. Ха! Можно порезвиться!
Он не проснулся. Спал, пока Кира наносила ему на внутреннюю сторону предплечья защитную руну и покрывала ее усиливающим и предохраняющим от стирания эликсиром. Дрых, когда она стянула с него покрывало и обнажила худощавый торс. И пока она, ухмыляясь, работала кистью, с вдохновением истинного художника, поглядывая в свой фолиант, ни разу не пошевелился.
Проснулись они одновременно, когда до рассвета оставалось около получаса.
Корабль раскачивался и трещал, так что Рана вышвырнуло из койки и хорошенько приложило о сундук. Кира, схватившись за дагу, уже выбивала заклинившую дверь каюты.
Фрегат стонал, как раненый зверь, море бурлило и кипело. А прямо по курсу вздымался скалистый уступ, весь седой от клочьев пены и водяных брызг. И «Летящий» несся вперед, жалобно скрипя голыми мачтами, стремительно сокращая расстояние до острых как обломанные зубы камней у подножия гранитного великана…

КАК СТАТЬ ДРАКОНОМ
Тесак Туайнен ждал этого момента очень долго. Настолько долго, что ожидание стало частью его жизни, и когда он наконец понял что сейчас может осуществиться все, к чему так стремился, внезапно испытал приступ разочарования и даже неуверенности – а надо ли оно ему?
Но отступать было поздно. Горячий шершавый камень нетерпеливо ворочался на дне сундука, и тихий шорох не давал Туайнену спать ночами. Это ритмичное шуршание каждый раз возвращало его на тридцать лет назад, и в прерывистых, полубредовых сновидениях Туайнен видел себя не грозным корсаром и владельцем красавца-фрегата, а сопливым юнгой Эльво из экипажа старого Хэмиша.
Он снова брел по белому коралловому песку небольшого островка, прижимая к груди окровавленную тряпку. Юнга отобрал этот сверток у умирающего монаха и торопился отойти подальше – слышать предсмертные хрипы он еще не привык, и ему было жутко. Маленький сухощавый человек, замотанный в темно-красную накидку, поначалу царапал скрюченными пальцами песок и пытался ползти следом, но силы быстро оставляли его вместе с вытекающей из распоротого бока кровью. Эльво не терпелось посмотреть, что же там, внутри. За что отдали свою жизнь монахи маленького храма, какое сокровище хранили веками, пока про него не прознал старик Хэмиш, и не явился сюда со своими головорезами?
Поначалу Хэмиш пообещал оставить храм в покое, если ему отдадут сокровища. Одетые в одинаковые красные накидки бритоголовые монахи провели их в круглое наполненное дымом благовоний строение – главное помещение храма и показали единственное, что там было: бронзового морского змея, несколько раз обвившего большой неправильной формы камень, по виду поднятый с морского дна.
– Это наше главное сокровище, – с сильным акцентом проговорил невысокий темнокожий монах. – Больше у нас ничего нет.
0 2014-08-23 04:17

anna
Хэмиш не поверил. Он приказал своим ребятам обшарить остров и попытался с помощью «горючих слёз», сваренных судовым алхимиком, расплавить бронзового змея. А вдруг жадные монахи попрятали в его брюхо драгоценные камни и золото?
Однако покладистые до этого момента хранители храма внезапно воспротивились.
Поначалу Хэмиш боялся наткнуться на неведомую магию древнего храма. Про монахов Морского Змея ему говорили, что они владеют силой, способной повелевать океаном и двумя стихиями. Но оказалось, что бритоголовые отшельники просто неплохо дерутся, орудуя длинными посохами с острыми железными наконечниками. Но их было с десяток, а корсаров полсотни, озверевших и привычных к убийствам.
Отчаянное сопротивление немногочисленной монашеской общины распалило злобу пиратов, и они сожгли храм, убив всех, кого смогли найти.
Не рискнувший соваться в драку Эльво переминался в сторонке, и вдруг заметил, как между горящими строениями мелькнула фигура монаха. Тот что-то прижимал к груди и оглядывался. Юнга тут же бросился следом: наверняка это сокровище!
Он нагнал монаха у моря. Этот странный человек не делал попыток укрыться в зарослях, подступавших к самому берегу, и не убегал. Он встал на колени у кромки волн и бормотал какие-то молитвы. Эльво ударил его ножом, неловко, даже не смог сразу убить.
А потом он спрятался в скалах на берегу и развернул сверток. То, что он нашел, обескуражило: темно-коричневый горячий камень, похожий на комок спекшейся глины. Юнга скреб его, ожидая, что из-под слоя коричневой грязи сверкнет невиданной чистоты алмаз или кроваво-красный рубин. Пробовал разбить о гранитную глыбу, бросал на острые обломки скал – ничего!
И только мысль о том, что монах даже умирая, не хотел выпустить из рук эту непонятную штуку, не позволила Эльво выбросить камень в море.
Потом была встреча со старым полусумашедшим историком из Тара. От него Эльво Туайнен и узнал о Повелителе Морей.
– Тупицы считают Драконьи острова всего лишь остатками горной гряды, а я говорю – это драконы! Я изучил все древние хроники, в которых хоть слово сказано о морских змеях, а все и так лежит на поверхности! – хрипел одетый в лохмотья старик, и тыкал скрюченным пальцем в старую, с обгорелыми краями карту. – Я один понял, что все, сказанное в легендах – правда!
И Эльво поверил его словам – потому что услышал в бормотании историка ответ на давно мучавший его вопрос: как стать могущественным и бессмертным.– Где-то в архипелаге хранится сердце Повелителя. Оно окаменело, но его можно оживить. И то существо, которое вернет Морского Змея к жизни сольется с ним, станет его новым воплощением, и будет владеть океанами, морями и всем, чем пожелает, – хрипло шептал старик, и безумный блеск его впалых глаз завораживал Эльво, – Потому что нет ныне никого, кто мог бы по силе могущества сравниться с порождениями дикой магии.
– А как выглядит сердце? – осторожно спрашивал Туайнен, подливая старику дешевый ром.
– Я скопировал рисунок из манускрипта о морских змеях… Вот он!
В толстой потрепанной тетради Эльво увидел сделанное выцветшей коричневой тушью изображение, и его сердце подпрыгнуло в груди. Не слишком умело нарисованный бронзовый змей держал в разинутой пасти неправильной формы комок глины, а вокруг почтительно склонились лысые люди в одинаковых одеяниях.
– Это храм, где-то на островах Драконов, и я скоро отправлюсь туда! Я поселюсь там, при храме и буду ждать того часа, когда смогу слиться с Повелителем! И тогда пусть трепещут все эти жалкие завистники и гонители! Я сотру их жалкие городишки, сожгу дотла…и мир будет новым, таким, каким я его пожелаю видеть!
Старик допил ром и зашелся в безумном хохоте, тут же перешедшем в мучительный кашель. Эльво усмехнулся, припомнив, что стало с храмом и у кого сейчас окаменевшее сердце Повелителя Морей.
0 2014-08-23 04:18

anna
– А чего надо ждать? – спросил он, старательно сдерживая дрожь нетерпения в голосе. – Почему сразу не завладеть артефактом и не провернуть оживление Змея?
Старик презрительно скривился и стал листать свою тетрадь. Пальцы плохо слушались его, он то и дело кашлял, и Эльво подумал, что даже если бы каменное сердце все еще было на острове, старик не пережил бы плавания к нему.
– Вот, здесь…– историк ткнул в таблицы и схемы, какие-то формулы и знаки, занимавшие две страницы.
Туайнен в этом ничего не понял, а из бормотания старика уловил, что оживление Дракона возможно не в любой день, а в строго определенные периоды, и ближайший такой период наступит, согласно его вычислениям только через четверть века. Продлится такое время недолго, одно новолуние.
Старик собирался жить все это время на острове, продлив себе жизнь с помощью амулетов, алхимических составов и каких-то невнятных формул, нацарапанных тут же в его тетради. Туайнен вызвался помочь историку добраться до храма. Правда, корабль, на который сел старик по совету своего внимательного и отзывчивого собутыльника, плыл в Бьорнхейм. Вряд ли старик долго прожил бы поблизости от полярного круга, да еще и с его несносным характером. Но Эльво не доверял случайному ходу событий, и на всякий случай подарил тому на прощание бутылочку рома, предварительно накапав туда настойку щупалец карликового декапода.
Двадцать пять лет ему придется ждать. Но он был молод, силен, и это его не смутило. В любом случае к тому моменту как придет нужный час, он еще не будет дряхлой развалиной. А потом… Потом он больше не будет человеком. Он будет высшим существом, и весь мир будет простираться в покорной мольбе у его ног… или лап... но это уже не существенно.

Оправить на смерть «Летящий» – вот что оказалось сложнее всего. Людей Туайнен никогда не жалел, а вот корабль было жалко. Да и как их можно сравнивать? Этот крикливый сброд, набранный им для последнего плавания и людьми-то назвать было трудно. Шайя, правда, оказалась твердым орешком, знал бы – ни за что бы не взял ее на борт. Когда он уколол тех матросов тонкой иглой, смоченной слюной бешеного ликантропа, и они перекусали половину экипажа, эта шаманка сразу учуяла неладное. Ух, как она косилась на него потом, глаз не сводила! Едва не сорвала ему все своими примитивными ритуалами!
Ему пришлось потратить три Отменителя, и все три исчерпали себя полностью, рассыпавшись в черную пыль. Он смог убрать поставленную шаманкой защиту, но она каким-то образом почуяла это и выскочила на палубу, когда Туайнен уже заканчивал свою работу: нарисованная им на грот-мачте руна безумия как раз начинала светиться, подпитываясь от большого кристалла-накопителя. Он убил Шайю своим тесаком, и то был единственный труп, с которым ему пришлось повозиться. Остальные сами выбросились за борт, повинуясь неумолчному голосу, звучавшему в их головах.
Кира и Ран не пострадали – ему еще нужен был кто-то, кто поможет управлять судном. Да и оставить их на десерт казалось Тесаку заманчивой идеей. Уж очень он ненавидел заносчивую девчонку и этого сосунка. Что на этих двоих распространится действие Безумия, он не боялся: они оставались на мостике, а он был хорошо защищен от ментальных и магических воздействий (обычная практика: хорошо платишь – тебе ставят любую защиту; насколько долговечную, опять же зависит от того, сколько ты платишь).
Как же он забавлялся, видя потом их недоумение и явный испуг мага. Погодите, думал он, отплывая в шлюпке и бросая их на фрегате, идущем прямиком на скалы, вы еще хлебнете настоящего страху! Сейчас вы увидите пробуждение Морского Змея!
Причалив в крохотной бухточке между высоких скал, Туайнен наблюдал как пробуждается море – оно не желало больше скрывать под собой великана, много веков спавшего на дне. Все бы готово: разложены кристаллы, начерчены знаки. Оставалось лишь встать в центр, взяв в руки окаменевшее сердце.
0 2014-08-23 09:48

anna
Осторожно и торжественно Туайнен развернул кусок ткани, хранивший его сокровище.
Пустынный берег огласился диким ревом, распугав чаек и черепах.
Эльво Туайнен по прозванию Тесак сидел в центре магического круга и смотрел, как убегает от него большая серая корабельная крыса…

– Кира, что делать?! Мы сейчас разобьемся!
Ран в ужасе смотрел на надвигающиеся скалы. «Летящий» несся к ним как взбесившийся жеребец в руках неумелого возницы.
– Усмирить море! – ответила решительно девушка, быстро проверяя по показаниям приборов состояние ходовой маг-машины. – Ты же стихийник! Тебе это раз плюнуть и два – растереть!
Ее спокойный властный голос подействовал на Рана отрезвляюще, и парень даже устыдился малодушного порыва. Он выпрямился, и вытянув перед собой руки (не то, чтобы это было необходимо, просто так ему было легче концентрироваться), сделал как учили: ощутил единство со стихией. Он слился с волнами, и понял, что есть нечто, что тревожит море.
Нечто лежало очень глубоко и спало, но и во сне оно искало кого-то. Любопытство заставило неосторожного Рана потянуться, чтобы рассмотреть это спящее создание. Он ощутил, как его притягивает чья-то воля, как охватывает неистовое пламя и как рушатся каменные оковы, сковавшие на тысячелетия могучую силу. Сила проникала в него, и это оказалось настолько захватывающее ощущение! Ран хотел крикнуть Кире, что сейчас он справится со стихией на раз-два, как она и говорила: он и вправду чувствовал, что сейчас может и это, и многое, многое другое! Но вместо слов из глотки вырвался низкий мощный рев, палуба под ногами вздрогнула, а от него пыхнуло жаром…
Море успокоилось так внезапно, что Кира поняла: Рану все-таки удалось сделать что-то! Не зря она верила в мальчишку! Машина не торопилась оживать, похоже, кристалл был разряжен, и чтобы развернуть корабль, у нее было очень мало времени. Фактически, его не было вовсе.
На мгновение прикрыв глаза, Кира сказала самой себе: надежды нет. И она это знала с того самого момента, как увидела с какой скоростью приближается «Летящий» к утесам. И когда она заставляла Рана действовать, делала это просто для того, чтоб парнишка, в отличие от нее, не терял надежды до конца. Умирать страшно, но еще хуже провести последние минуты, сходя с ума от ужаса и паникуя. Нет, она собирается уйти, как настоящий шкипер, как Блексторм, в конце концов. Хьюго, возможно, даже будет гордиться ею. Вот Рана жалко. Если бы она не втянула его в эту авантюру, а отправила назад, доучиваться в Магистериум, мальчишка остался бы жив!
Она обернулась сказать ему что-то ободряющее, и застыла с приоткрытым ртом: вместо Рана позади нее стояло огненное создание, очертаниями напоминающее человека, и может быть это даже был Ран! Какую магию он пробудил? Существо издало низкий угрожающий рёв, и Кира вцепилась в штурвал, стараясь удержаться на ногах. Взгляд через плечо – скалы уже совсем близко! Если это Ран, и он подчинил себе мощные силы, может быть он все-таки сможет их спасти?!
– Ран! Скорее! Сделай что-нибудь!
Пылающая фигура подняла вверх руку и Кира увидела, что в ней что-то зажато. Какой-то огненный сгусток, пульсирующий комок. Порыв силы был такой мощный, что девушка ощутила его как ураганный ветер, сбивший ее с ног. Падая, она ударилась головой о приборную панель, и мир стремительно завертелся вокруг нее.
«Поздно», – мелькнула последняя мысль, медленно растворяясь в блаженной черноте.
Свет оказался неприятно ярким, режущим глаза. Кира несколько раз пыталась приоткрыть веки, пока наконец смогла сделать это без ощущения, что сейчас ослепнет. Первое, что она поняла – сухо. Второе – мягко.
0 2014-08-23 18:30

anna
– Пора бы уж, сколько прохлаждаться можно? – раздался рядом знакомый ворчливый голос, и перед Кирой появилось круглое лицо с приплюснутым носом и полными губами. Зеленоватый оттенок кожи и пышная копна черных волос убедили девушку, что она не ошибается. В любом случае, аромат рома, витающий вокруг, служил самым лучшим доказательством.
– Шайя??
Кира села, и сразу закрыла глаза, потому что каюта поплыла перед ней.
– Эй, эй, девочка, не так резво! Ну-ка, хлебни...
На колени Кире упала фляжка.
– И нечего носишко свой морщить, очень даже приличный ром, да еще и с нужными травками, – проговорила шаманка, завистливо поглядывая на флягу.
– Это не ром, – сдавленным голосом ответила Кира, – это жидкий огонь, и он сжег мне все горло!
Огонь! Едва она проговорила это слово, как перед глазами встала картина: пылающий Ран поднимает руку, а корабль вот-вот разобьется о скалы. Но раз она лежит на собственной койке в своей каюте, и здесь Шайя, то что же произошло?
– Где Ран?
Кира схватила Шайю за руку, требуя ответа.
Рука оказалась неожиданно холодной, и пальцы девушки прошли сквозь лишенную материальности конечность. Кира охнула. Шайя снисходительно усмехнулась:
– Не резвись, говорю! Что за привычка, то скакать, то орать, то руками за все подряд хвататься? Как голова-то? Живехонек твой маг, сопля эта белокожая. Бегает там наверху, дозволения ждет к тебе явиться.
– Значит, все-таки ты…? – не закончила вопрос Кира.
Шаманка утвердительно кивнула:
– Померла, а то как же. Тесак, что б ему морские ежи уши объели, постарался! Но ты не боись, я еще на один подвиг сгожусь. Что, получше тебе?
– Я сейчас поднимусь!
Кира решительно сбросила покрывало и встала. Голова кружилась. В остальном было нормально. Шайя с усмешкой указала ей на юбку:
– Ну, тогда оденься. А то парень язык проглотит от эдакого зрелища, и ничегошеньки ты не узнаешь.
– Чтоб у Рана дар речи пропал надо что-то посерьезнее. Он даже во сне болтает не переставая, – ответила с улыбкой Кира, оборачивая вокруг бедер длинную пеструю юбку, и зашнуровывая красный корсаж. – Он там не обгорелый, нет?
Платок на голову она повязывать не стала, не хотелось время терять, да и голова еще болела. Выглядела она, благодаря бледности, неожиданно томно – но если бы ей об этом сказали, оскорбилась бы не на шутку.
Несколько неуверенных шагов к двери. Минутку пришлось постоять, прислонившись к переборке, чтоб каюта перестала кружиться перед глазами. Шайя терпеливо маячила рядом, ждала, ответила с усмешкой, потряхивая метелкой из перьев:
– Да что ему сделается, драконёнку нашему?
– Драконёнку? Скажи уже толком, Шайя! – досадливо морщась, Кира открыла-таки дверь и вышла из каюты, – Что все это значит?
– Да ничего особенного. Только то, что на «Летящем» теперь в команде два с половиной разумных и из них один полоумный. Иди, иди. Погляди на этого героя. Ты-то от своего сотрясения мозгов скоро оправишься, а что с мозгами у парня стало, я сказать не берусь. Когда в разум к тебе эдакая древняя тварюка влезет, кто его знает, чем оно закончиться может.
Встревоженная Кира поднималась по трапу на палубу так быстро, как позволяла все еще идущая кругом (не без помощи шайиных туманных намеков и ее же рома) голова и юбка.
Первый же взгляд на палубу и облегченный выдох: фрегат цел! Паруса убраны, утес, чуть не унесший их жизни, маячит примерно в четверти лиги справа по борту, океан спокоен до стеклянной гладкости и солнце неторопливо опускается к горизонту, завершая свой дневной путь.
– Кира!
0 2014-08-24 09:39

anna
Ран налетел на нее бешеным торнадо, схватил в охапку и оторвав от палубы, принялся кружить.
Кира отнюдь не рассчитывала на подобную встречу, да и силы такой в Ране не предполагала. Поэтому просто издавала неопределенные возгласы, пока Шайя не вмешалась и решительно потребовала поставить ее на место:
– Отстань от девки, малахольный! У нее и так голова кругом, шишка с куриное яйцо, а ты ей еще такое круговерчение устроил!
Ран слегка устыдился и с явной неохотой отпустил Киру. Ей пришлось опереться на его плечо, и она произвела быстрый визуальный осмотр корабельного мага. На первый взгляд с ним вроде было все в порядке, но что-то точно изменилось.
– Ран? Ты какой-то… – она не могла сразу подобрать слов, а Ран усмехнулся, и она поняла: – Взрослый!
Черты лица семнадцатилетнего парнишки не поменялись. Не стали шире плечи, и голос не приобрел еще бархатного оттенка уверенного в себе мужчины. Поменялась осанка. В глазах затаилось что-то суровое, дикое, чего не было прежде.
Резкий насмешливый голос шаманки покончил с этим неловким моментом:
– Хватит в гляделки играть! Шевелите мозгами, как теперь быть! Ты, конечно, Ран, новое воплощение Морского Повелителя. Да только фрегат сам до Айбуко не дойдет. И ежели на «Мантикору» или еще на кого наткнетесь, оттяпают у вас «Летящий», и очень даже может быть, что вместе с головами.
– Новое воплощение…Чтооо? – темные брови Киры от изумления взлетели над широко распахнувшимися глазами.
Вид у Рана был одновременно смущенный и торжествующий.
– Ну да. Я, понимаешь ли, стащил у капитана одну штуковину… В общем, я так понял, это было то самое сердце, про которое в легендах…ну, помнишь? И Морской Змей его почуял. Он прямо под нами был, представляешь? И я себя почувствовал им! Я…
– Ты пробудил Повелителя, тюленья твоя башка! – перебила Рана шаманка, даже и в виде призрака не утратившая ворчливости и язвительности. – И я, видят боги, не пойму, каким чудом тебе удалось не стать настоящим змеем!
– Я просто захотел снова стать человеком, – серьезно ответил маг. – После того, как сумел подчинить себе море, я развернул фрегат и отвел его подальше от скал. Я сделал это сам, как будто я был маг-машиной, я мог двигать его, как скорлупку по столу, куда мне вздумается. Мне показалось, что я и скалы могу двигать…
– Показалось ему, – проворчала Шайя. – Если бы!
Ран метнул на нее почти испуганный взгляд. Кира сильнее сжала плечо парня, а он с готовностью приобнял ее, поддерживая. Голова снова кружилась, но девушка упорно не обращала на это внимания. Были заботы поважнее.
– А ты ощущал себя Раном, или слышал мысли Змея?
– Не мысли, скорее желания. И… они были очень кровожадными, как мне показалось.
Ран поежился, вспомнив, как все его сознание было заполнено картинами битвы, в которой сгорают острова и материки. Он потряс головой, прогоняя эти видения.
– Нет, не хочу я быть этим драконом. Правильно ты тогда говорила, Кира, все это легенды, пусть так оно легендами и останется. Я его из себя прогнал. Может, и не получилось бы, но я здорово разозлился, когда понял, что до людей ему дела нет. Собрал всю волю в кулак… И одолел его!
Он понял, что ему угрожает, увидев лежащую без сознания Киру. Человеческий порыв – броситься к ней, помочь, вступил в противоречие с драконьей сущностью Повелителя. Тот торопил его завершить трансформацию, перекроить жалкое слабое тело человека-Рана в могущественное покрытое каменной броней тело змея. Поднять из пучины окаменевших драконов, возглавить их и завоевать мир, потопив его в огне и хаосе.
Кто знает, не будь в сердце мага безответной юношеской влюбленности, драконья сущность могла бы одержать верх. Но Ран о своих чувствах к Кире признаваться даже самому себе не хотел, и вслух про это рассуждать, да еще и при шаманке, не собирался. Версия про сильную волю и стальной характер его устраивала куда больше.
0 2014-08-24 13:26

anna
Шайя недоверчиво хмыкнула, но ничего не сказала. А Кира вдруг обняла его за шею и поцеловала. Правда, в щеку, но раньше Ран и об этом мечтать не смел. Его лицо вспыхнуло жарким румянцем, а шаманка захохотала:
– Полегче, девочка, полегче! А то загорится наш дракончик, он у нас теперь парень огненный, горячий!
– Ну, а мы его горячность на пользу делу направим! – ответила ей в тон Кира, и Рану сразу стало легко и весело.

– «Мантикора» прямо по курсу!
– Не надрывайся так, парень, я уж сколько тебе талдычу что чую этого задаваку Грандэ. Давай, начинай представление. Молнии свои, туман и прочие стихийные фокусы, –ворчливо ответила шаманка, возникая за плечом юного мага.
С каждым часом она становилась прозрачнее, и уже не могла проделывать такие трюки, как тот с фляжкой. Правда, нрав у призрака-Шайи остался все таким же задиристым и язвительным.
Кира скепически оглядела лежащую на палубе набитую соломой одежду пропавших моряков. Получившиеся чучела выглядели неуклюжими и неубедительными.
– Мы хоть кого-то этим обманем? – с сомнением пробормотала она.
– Еще и как! – бодро отозвался Ран. – Становись к штурвалу. Я об остальном позабочусь!
– Скрой как следует очертания рубки, и корпус чтоб было не рассмотреть. Рикардо Грандэ, может, и заносчивый франт, но в морском деле не новичок.
– Да не волнуйся, Кира, им тут будет на что полюбоваться! Они о «Летящем» и думать позабудут!
– Надо, чтоб они вообще обо всем на свете забыли! – поддержала Рана Шайя. – Я им устрою встречу с Плакальщиком, век помнить будут.
Она умолчала о том, что это будет последнее, что она сможет сделать для них. Как ни была сильна ее магия, продлить свое пребывание в этом мире Шайя уже не могла. Великий Предок звал ее к своему костру, и сегодня она уйдет туда навечно. Только сначала посмотрит, как рождается новая легенда Южных Морей. Эти двое и сам не знают, что они сейчас начали, и кем становятся. Что ж, оно и к лучшему. Всему свое время.

«Гроза морей»
Рикардо недолюбливал ром. Ну не нравились ему крепкие напитки – голова потом болела, мысли путались и ноги заплетались. Это не считая языка, выдававшего все тайные помыслы своего хозяина.
Здесь, в «Белой Акуле» его вкусы хорошо знали, и едва Грандэ уселся за стол, тут же подали бутылку белого вина и наполнили высокий бокал золотистым напитком с легким ароматом зеленого яблока и цветов лимона. Светлые стены, украшенные гравюрами с морскими видами, широкие распахнутые окна с белыми занавесками и легкая плетеная мебель радовали глаз и навевали умиротворение.
Но Грандэ не успел как следует насладиться вином и приятной обстановкой в одиночестве.
– Еще бутылку, и бокал для меня, – раздался прямо над головой Рикардо знакомый голос и в поле зрения появился среднего роста мужчина, лет тридцати, одетый весьма скромно. Черная рубаха и штаны, черная куртка, такая же косынка на темно-русых волосах, связанных на затылке кожаным ремешком. Вся эта чернота разбавлялась единственным ярким пятном – широким красным поясом с серебряной цепочкой дорогого брегета.
Рен Асканец вообще не любил излишней экстравагантности в нарядах, в отличие от Рикардо, а вот по части напитков вкусы у них совпадали. Грандэ откинулся на спинку стула, сделал приветственный жест бокалом:
– Рад видеть, Рен. Не знал, что ты в «Белую Акулу» захаживаешь.
– А я услышал, что тут сидит чудом спасшийся после столкновения с кораблем-призраком Рикардо Грандэ и не удержался, решил послушать из первых уст, так сказать.
Асканец непринужденно расположился напротив, ему тут же подали вино.
– Отменно… а кстати, как ты рискнул сунуться сюда, на Айбуко, после той истории с Баожей? Говорят, она обещала тебе что-то отрезать?
Грандэ самодовольно ухмыльнулся:
– Речь шла о моем языке. Но это небольшое недоразумение уже улажено. Правда, примирение обошлось в парочку артефактов из моей личной коллекции…
– И покаянную речь в присутствии всего ее экипажа, - подхватил Асканец.
0 2014-08-24 15:36

anna
Грандэ досадливо дернул плечом:
– Ну, покаянная речь это громко сказано… всего лишь вежливые слова сожаления.
– Видимо, сказано было с большим чувством, или артефакты уж очень хороши… в любом случае, ты здесь, и я жажду послушать: что это за призрак? И как тебе удалось с ним разобраться? Неужели он так же падок на вежливое помахивание шляпой и магические бирюльки, как Баожей?
– Если бы это было так, о «Грозе Морей» не болтали бы в каждом кабаке уже двести лет.
– Насколько я знаю, не более ста двадцати, но это мелочи, – заметил Рен, отправляя в рот крупную фиолетовую виноградину, – А правда, что весь экипаж «Грозы» это сумасшедшие духи повешенных на рее пиратов?
– Я видел только одного. И он выглядел вполне сумасшедшим.
Рен Асканец прищурился и уточнил:
– Значит, ты был так близко, что даже смог разглядеть Плакальщика? И… какой он?
– Не уверен, что это был именно Плакальщик, – нехотя признал Рикардо, – Высокая белесая фигура, окутанная вихрями.
– А это точно та самая «Гроза»? – усомнился Рен.
– Паруса все рваные, клочьями висят, борта в трещинах. Мачты в синих молниях, за кормой черная пена…и над бортами клубится туман, или дым, так что ничего толком не разглядеть…
– Вроде похоже…
Асканец задумчиво рассматривал свой бокал. Потом резко склонился вперед и спросил у Рикардо:
– Так что тебе напророчил Плакальщик? Неужели славу самого грозного пирата всех времен?
Рикардо вспыхнул, хотел ответить что-то гневно-презрительное, но его собеседник уже доброжелательно улыбался, поднимая бокал:
– Давай лучше выпьем. И ты мне расскажешь все по порядку.
Конечно, Грандэ был в курсе слухов, что он-де проклял и Тесака, и весь его экипаж. Потому что сам эти слухи и распускал: просто ронял намек здесь, словечко там. А людишки остальное и сами додумают, как известно, перемывать чужие косточки – любимая забава всех разумных.
О том, что старый пройдоха Туайнен замыслил взять крупнейший контрабандный груз прийттских алмазов, Грандэ шепнула одна маленькая птичка. Эта пичуга была его собственным шедевром, над ее созданием он бился не один год, но оно того стоило. Это порождение магии не отличалось красотой, и слабо походило на реальных пернатых, зато умело становиться незаметным, почти невидимым и превосходно шпионило для своего хозяина.
Провоцировать Туайнена на ссору Рикардо не собирался. Но Тесак вдруг неосторожно высказался в том смысле, что у некоторых репутация дутая, а на самом деле кишка тонка в честном поединке скрестить саблю не что с ним, а даже и с девчонкой Блексторм, его первым помощником, ежели без магии и прочих подлых штучек. Грандэ тут же сделал вид, что принял слова Тесака на свой счет, изобразил смертельную обиду и желание непременно поквитаться. Самым сложным было завершить тот маленький спектакль не переводя его в немедленную дуэль.
А после все был просто: дать «Летящему» отплыть, следовать за ним в отдалении, не показываясь на глаза. А когда Туайнен возьмет на борт алмазы, можно будет появиться внезапно и опустошить трюмы фрегата. Рикардо не сомневался: эта операция ему удастся. Хотя бы потому, что в противоположность жадному идиоту Туайнену, у него на «Мантикоре» абордажная команда укомплектована опытными проверенными бойцами, а не пьяным сбродом.
Маг на фрегате Туайнена был совсем мальчишка, по сведениям Рикардо это было его второе или третье плавание, и поэтому он без опасения посылал свою птичку шпионить. Поначалу все шло гладко, а вот потом начались странности: «Летящий» закрылся, как будто его плотно магической сетью окутали, и проникнуть за эту завесу не было никакой возможности. Неужели он недооценил пацана, удивлялся Грандэ, но не слишком переживал – куда идет «Летящий» ему было хорошо известно, а уж встречу у Прийтта он Туайнену устроит.
Однако все вышло совсем не по плану. «Летящий» просто исчез. Грандэ рыскал туда-сюда, обшарил Драконий Хвост, и даже сунулся к центральной части архипелага, но фрегат как будто растворился!
0 2014-08-24 16:33

anna
Ни на Прийтте, ни в Айбуко, где Грандэ пытался наводить справки, никто не видел корабль Тесака.
«Маникора» опять развернулась к архипелагу, но попала в сильный шторм. Опасаясь налететь на острые подводные камни у островов, Грандэ бросил попытки найти Туайнена и ушел в открытый океан.
Шторм перешел в нечто невообразимое – казалось, океан взбесился. Низкие тучи клубились на востоке, над скрытым высокими пенными валами архипеллагом. Молнии на горизонте вспыхивали каждую секунду, мощные раскаты грома докатывались до «Мантикоры». Казалось, вся сила тропического урагана обрушилась на Драконий Хвост, а небо над кораблем Грандэ оставалось ясным, ярко светило солнце, и только громадные волны бросали корабль из стороны в сторону, будто под водой ворочался сбоку на бок громадный зверь.
«Мантикора» благополучно пережила тот день, к вечеру волнение стало умеренным, и грозовые всполохи на горизонте исчезли. Иногда доносились раскаты далекого грома, точно кашель старого великана.
А на следующий день, когда от вчерашнего буйства стихии не осталось и следа, и Грандэ решил, что пришло время вернуться к поискам «Летящего», они и столкнулись с призраком.
Сначала вахтенный заметил на горизонте очертания корабля, напоминающего фрегат, и Рикардо возликовал: наконец-то! Они бросились вдогонку, и скоро стало ясно – корабль идет им навстречу. На «Мантикоре» с недоумением наблюдали, как фрегат приближается, даже не делая попыток изменить курс.
Абордажная команда уже выстроилась на палубе, алхимики колдовали над пушками, а Грандэ хмурился, пытаясь рассмотреть через мощные линзы рефрактора палубу «Летящего». Неужели Туайнен совсем потерял голову и решил пойти на прямое столкновение? Или у него припасено какое-то мощное оружие, о котором никто и не догадывается?
Рассмотреть хоть что-то не выходило – корабль оказался в плотном туманном облаке, скрывавшем его борта, такелаж, и носовую фигуру.
Опыт говорил Рикардо: тут дело нечисто, и он не торопился. Отвлекся на минуту дать указания боцману и стоящему у штурвала матросу. Но с бака раздался вопль:
– «Гроза»! Это «Гроза морей!»
Не веря своим ушам, Рикардо бросился к окуляру и онемел: густой туман наполовину сполз с несущегося навстречу корабля, и стали видны рваные серые паруса и все в синих разрядах молний мачты. А на реях покачиваются повешенные – свернутые набок головы, безжизненные, будто тряпичные тела, и по ним проскакивают те же синие молнии. Высунулся из тумана острый длинный бушприт, и сердце капитана Грандэ пропустило удар: под ним торчал вырезанный из почерневшего дерева кулак со сжатым в нем пучком стальных молний.
– «Гроза морей!», – ошеломленно прошептал капитан, а с палубы уже доносились крики его экипажа:
– Это она, она, смотрите! И повешенные моряки на реях!
– Спаси нас Хранительница, только бы за орпейцев не приняли! Враз к себе заберут, на мачтах качаться!
– При чём тут орпейцы, дубина! Их блинденцы перевешали, это все знают…
– Кранты нам, братцы! В них и стрелять бесполезно – для призрака это навроде щекотки, только разозлит!
Корабль-призрак уже был совсем близко, и Рикардо, сжимая эфес сабли, которая сейчас ничем не могла ему помочь, судорожно пытался понять, как действовать, потом оттолкнул оцепеневшего от ужаса рулевого и резко переложил штурвал, меняя курс – столкновение кораблей при такой скорости казалось неизбежным.
«Гроза морей» снова окуталась туманом и прошла мимо левого борта «Мантикоры» не снижая скорости. На корме уходящего корабля выступила из серого дымного месива массивная фигура, закутанная в плащ, и над водой разнесся низкий потусторонний голос:
– Для тебя тоже найдется местечко на рее, Грандэ…
0 2014-08-24 17:37

anna
…– И Плакальщик предрек мне удачное плавание и гибель всех моих врагов, – бодро завершил свое повествование Грандэ, наполняя в очередной раз опустевший бокал.
– Да, да, – проговорил Асканец кивая, – Плакальщик славится своими счастливыми предсказаниями.
И опять нельзя было понять, говорит он серьезно или пытается пошутить. А хитрый блеск в темных глазах – что ж, Рикардо Грандэ может сделать вид, что не заметил, а потом припомнить. Судьба еще не раз сведет капитанов южных морей, мир-то тесен!
А сейчас неплохо было бы найти «Летящий», и поквитаться с Тесаком за беспокойство. А то и вправду пойдут разговоры, что Грандэ испугался призрака, да и алмазы… Алмазы есть алмазы.
– Кстати, знаешь новости? «Летящий» сменил капитана, и сейчас идет полным ходом на Порт-Джералд. Блексторм хочет официально оформить владение судном,– поднимаясь, сказал Асканец. – Что это ты побледнел? Наверное, тут слишком душно, ты бы прогулялся, как раз увидишь их паруса на горизонте. Ну, рад был поболтать, Рикардо. Попутного ветра.
Подхватил со стола гроздь винограда и, посмеиваясь, пошел к выходу.

ЕСЛИ ТЫ - БЛЕКСТОРМ.

– Папа, мне нужна твоя помощь.
Сказать, что Хьюго Блексторм был изумлен этими словами, значило вообще рта не открыть! Его гордая девочка пришла к нему за помощью! Он мечтал об этом, но не верил, что это случится так скоро.
– Любая помощь, которая в моих силах, – старательно скрывая внутреннее ликование, ответил капитан Блексторм. – Что скажешь насчет места капитана на моем новом корвете? Отличное судно, легкое, маневренное…
– Нет, папа. Не надо, у меня уже есть корабль. Я получила «Летящий» … как бы это сказать… после капана Туайнена.
Хьюго не зря был многоопытным дельцом и флибустьером. Он мигом понял, что она имеет в виду.
– Видимо, можно сказать, что ты получила корабль в наследство?
– Да, именно так, – с облегчением выговорила Кира. – В наследство. Капитан Туайнен …эм… исчез, и…
– И оставил фрегат тебе, – подхватил папа Блексторм, улыбаясь (зрелище нечастое). – Знакомая ситуация. Именно так у меня появился мой первый галеон… Ты, наверное, хочешь, чтобы я помог тебе оформить документы на судно?
– Да, именно! А это можно устроить?
– Хм…меня удивляет, что ты спрашиваешь! – строго сказал, скрывая ликование, Хьюго, – Конечно, я могу сделать это для тебя. Через пару часов документы принесут в капитанскую каюту «Летящего». Или куда ты сама пожелаешь.
Кира стремительно открывала для себя плюсы положения дочери самого Хьюго Блексторма. Конечно, это не отменяло ее намерения всего добиваться самой, но теперь она видела, что есть человек искренне разделяющий радость ее триумфа. Причем делает это так немногословно, истинно по-блекстормовски. Для нее это было чрезвычайно ценно. Как и то, что теперь Кира видела, к чему ей надо стремиться – обзаводиться связями, полезными знакомствами. Как теми, что появляются за деньги, так и теми, что рождаются между людьми, вместе пережившими не одну передрягу. Из первых у нее пока не было никого, из вторых один лишь Ран.
– Папа, я попрошу тебя еще кое о чем.
– Если речь не об императорской короне Тара, то я готов это обсудить, - ответил Хьюго без тени улыбки. – Не то, чтобы это было невозможно, но императрица Валерия очаровательная женщина, и оставить ее без любимого украшения было бы слишком жестоко.
Кира пожала плечами:
– Фи, папа... корона! На что она мне? Если бы ты предложил мне пони…
И тут они оба расхохотались, потому что в детстве малышка Кира бредила возможностью иметь своего пони, а отец подшучивал над ней, предлагая взамен все короны мира. Это воспоминание сломало остатки льда, все еще таившиеся в их отношениях после ее многолетнего отсутствия.
– Ну, раз ты отказываешься от короны, я спокоен. Все остальное не так трудоемко. Что надо сделать?
– Оправить одного недоученного мага обратно в Магистериум и проследить, чтоб он действительно остался там до конца учебного года.
0 2014-08-24 18:25

anna
В стальных глазах Хьюго блеснула искра:
– Ну, ты одарила меня бесценным опытом на этот счет, когда сбежала из пансиона. Грех им не воспользоваться!
Кира вздохнула:
– Бедняга Ран… Но ничего. Он еще скажет мне спасибо.
– Я не был бы так уверен в этом, Кира, – иронично заметил Блексторм, вспоминая собственные мысли при определении дочери в учебное заведение. – Что-то ты не торопишься благодарить папу. Нет-нет, не вздумай падать мне на грудь и орошать слезами благодарности мою новую рубашку! Иди, прощайся со своим магом.
– Хорошо, папа. И… спасибо.

ЕСЛИ ТЫ МАГ
– Кира, я не поеду!
– Ты дал мне слово, Ран.
– Ну, пожалуйста! Я же тебе нужен!
– Да, нужен. Но я как-нибудь перетерплю этот год без тебя. А потом ты вернешься, и мы снова будем плавать вместе.
– Тебе совсем-совсем не жалко расставаться со мной?
– Ну что ты! Я обязательно буду страдать от разлуки. Целых пять минут, клянусь!
Вздох. Смешок. Дружное ржание.
– Ты только поменьше хвастайся там своими флибустьерскими подвигами, а то нам грозит наплыв магов-недоучек! И с драконьей сущностью поосторожнее, держи ее под контролем.
– Обещаю сочинить кучу историй, рассказывать их легковерным первокурсницам и прослыть саамы таинственным студентом-второгодником!
– Ты, главное, не сожги опять любимые тапочки Магистра. А то ведь выпрут!
– Нет, обещаю! Я буду сама осторожность! Обкапаю их соком жарденника, и пусть потом по всему замку ловят. А целоваться на прощание будем?
– Нет, нежности оставим на потом. Ну, что ты надулся? Ладно, не хнычь. Поцелую.
– Правда?!
– Правда. Через год. Если закончишь курс с отличием. Эй, эй! И не пытайся меня обмануть – проверять подлинность документов меня еще в восемь лет научили. Так что не халтурь, и… до встречи, Ран. Год пролетит очень быстро. Обещаю.
0 2014-08-24 22:39

marija
Интересненько)
0 2014-08-24 22:59

natasha
ТРИ КАПИТАНА

Нещадные лучи полуденного солнца разогрели палубу «Мантикоры» до такой степени, что ходить по ней босиком могли лишь суровый боцман и шаман, с его покрытыми шерстью лапами.
Капитан Риккардо Грандэ, скрывая лицо в тени треуголки наблюдал, как медленно приближается и увеличивается в размерах точка на горизонте – тот самый коралловый атолл, на который держала курс «Мантикора».
– Мистер Тралл, – обратился он к боцману. – Что это за посудина по левому борту?
– Фрегат. Шибко идет. Не одним нам эти воды интересны... Командовать готовность к бою, сэр?
– Это "Летящий", сэр, – крикнул темноволосый эльф с марсовой площадки.
– И без тебя вижу, Сирано, – отозвался капитан. – Отставить боевую готовность, мистер Тралл. Попробуем выяснить, какой ветер принес их сюда.
– Капитан! – снова раздался голос Сирано. – Вижу еще одно судно! По правому борту! Оно какое-то странное. Похоже, тайкиснкое.
– А вот теперь, полная боевая готовность, мистер Тралл. – сказал Рикардо боцману и нахмурился.
С тайкинскими пиратами капитан «Мантикоры» всегда был не в ладах. Уж очень не нравился Рикардо их кодекс. По его личному мнению, такое непреклонное требование следовать данному слову полностью противоречит духу пиратства. А краткое перемирие с Баожей закончилось стычкой в Айбуко, и теперь он нервно дергался каждый раз когда видел на горизонте складчатые паруса.
«Летящий» и «Мантикора» стремительно сближались. Капитан отчетливо видел силуэт капитана Блексторм: женственная фигурка в легкой белой рубашке с пышной копной каштановых волос под яркой косынкой с монетками. Красные искры взлетели над парусами – корабли по старой традиции Берегового Братства приветствовали друг друга.
0 2014-08-25 00:25

natasha
Грандэ подошел ближе к борту и вальяжно облокотился на ванты.
– Кира, судьбе снова угодно нас столкнуть, – Рикардо расплылся в улыбке. – Я, как видишь, иду к острову Магдален. А ты?
– К Магдален, говоришь? – Кира усмехнулась в ответ. – Кажется, не ты один.
Рикардо обернулся, что бы еще раз взглянуть на третий корабль, чей силуэт никак не хотел вырисовываться из зыбкой дымки разогретого воздуха. Вероятно, какая-то магическая защита.
– Не люблю, когда приходят тайкинцы и портят все веселье.
– Помнишь, как мы повеселись год назад в Проливе Мечей? – кареглазая Кира смотрела на капитана «Мантикоры» с намеком.
Грандэ кивнул.
– Ты права. Устраним конкурента, а уж между собой разберемся как-нибудь.
Год назад их корабли налетели на мощный военный фрегат флота Ее Величества Катрины. Битва была тяжелой и жестокой. Пиратские корабли вышли из сражения с многочисленными пробоинами и едва дотянули до ближайшего порта, но врага все же одолели. После этого Рикардо рассмотрел в Кире не только хорошенькую девчонку из знаменитого семейства, но и достойного капитана. Суровое пиратское сердце слегка дрогнуло, но, увы, Блексторм не откликнулась взаимностью на его чувства. Впрочем, Грандэ не унывал.
Корабль Рикардо изменил курс и теперь, вместо того, что бы продолжить путь к атоллу, пошел навстречу загадочному судну. «Летящий» не отставал. Корабельный маг «Мантикоры» – леотавр с золотой гривой, заплетенной в косы, доложил капитану, что пробиться сквозь магическую защиту неизвестного корабля и рассмотреть его не представляется возможным.
– В Либриуме нет ничего невозможного, – строго сказала мисс Йоко, помощница капитана.
Она, хоть по рождению и была тайкинкой, но, как и Рикардо, имела разногласия с местным пиратством, потому с удовольствием перешла под начало остийского корсара.
– Говорила я вам, сэр, следует брать дипломированных магов, закончивших все три курса Магистериума, а не этого дикаря из орайских пустынь. В современной магии он разбирается хуже, чем моллюск в астрологии!
– Зато в бою незаменим, – ответил капитан. – Эти ученые маги мало того, что чистоплюи, так еще и при первой же опасности наложат в штаны и спрячутся в каюте. И толку от их дипломов? А Хашир стоит нескольких десятков бойцов. И плевать, что не смыслит в современной магии. Я тут сам как-нибудь разберусь.
Йоко хотела сказать еще что-то, но ее перебил дрожащий голос одного из матросов:
– Капитан, капитан! Сэр! А что если это снова «Гроза Морей»?
Гладкое лицо Рикардо вытянулось. Помощница капитана приоткрыла рот.
– Что ты сказал?
– Ну… сэр, – замямлил матрос. – Помните, что в прошлый раз сказал Плакальщик? Возможно, он охотится за вами!
– Чушь! – отрезал Рикардо, стараясь не выдавать тревоги. – Средь бела дня и под чистым небом? А где гроза и синие молнии? Нечего нести всякую чепуху, болван! Иди и займись делом!
– Слушаюсь, сэр, – мрачно ответил матрос и поплелся заряжать арбалеты.
0 2014-08-25 01:44

natasha
До скрытого дымкой судна оставалось не более двух сотен метров. Корабль шел прямо к «Мантикоре» с наветренной стороны. Рикардо Грандэ стремительно бледнел и все время оборачивался на «Летящий», ища взглядом Киру. Рикардо, конечно, назвал матроса болваном, но его слова действительно обеспокоили пирата.
Длинные пальцы Рикардо теребили защитные амулеты на шее, прокручивали кольца. Даже на миг возникла в голове безумная мысль – а не помолиться ли Хранительнице, или Пересмешнику, покровителю всех пройдох? Но пират все же мысленно посмеялся над собой и храбро сжал эфес шпаги.
Мутная рябь вокруг неизвестного корабля рассеялась в мгновение ока, когда «Летящий» и «Мантикора» стали обходить его с двух сторон, пытаясь взять в «клещи». Вспышка красной искры осветила черные веерные паруса. Действительно, судно очень напоминало тайкинскую джонку, только было гораздо больше и длиннее. А вот конструкция была неожиданная: корабль состоял из поперечных подвижных сегментов, и извивался, как змея. Под носовой фигурой в виде позолоченной головы дракона, ниже ватерлинии, грозно маячил таран.
– «Дестино», – прочитал надпись на корме Грандэ и велел Хаширу отсалютовать в ответ. А про себя подумал, что как в Проливе Мечей уже не получится. Взять в «клещи» такой корабль вряд ли выйдет.
– Рикардо! Я вижу, ты тоже рад встрече! – насмешливый голос донесся с палубы «Дестино».
– Асканец! Я вижу, ты сменил корабль.
Настроение капитана Грандэ стремительно портилось. «Дестино», конечно не «Гроза Морей», однако немногим лучше. Рен Асканец известен тем, что набирает в свою команду только наемников, прошедших обучение в Храме Мечей, как и он сам. Пятнадцать опытных безжалостных убийц и двое боевых магов. Даже кока своего он, говорят, из замка Каррен вытащил. А там только те, кто пожизненное отбывает, сидят.
– Впечатляет! – прокричала Кира. – Куда курс держишь, Рен? Неужели тоже в объятия Магдален?
– Думаю, все мы здесь по одной причине, мисс Блэксторм, – ответил Асканец, вежливо улыбаясь. Как всегда, одетый в черное, он казался иронично-веселым и опасным.
На верхней палубе "Дестино" появился штурман и определился с погодой:
- Судя по урчанию в моем животе и зуду в ушах, сегодня у нас шторм! Баллов этак... пять! - заявил он, доставая из кармана засаленной жилетки бутылку рома. Выдернув пробку он вылил остатки пойла в рот. Затем поднес горлышко бутылки к глазу и осмотрел сквозь нее окрестности. После чего выдал:
– А обед скоро?
– Джованни, не заслоняй горизонт, исчезни с верхней палубы! – рявкнул Асканец. И тихо добавил:
– Команде приготовится к вежливым переговорам! Заряжать артефакты, занимать места в первом ряду, и ждать указаний! И предупредите кока. Пусть скалку пока не достает.
В ответ матросы безмолвно отдали честь капитану и быстро исчезли – выполнять указания.
– Нравятся мне эти ребята, – удовлетворенно сказал боцману Аскаанец. – Молчат часто.
0 2014-08-25 11:46

natasha
Тем временем на двух других кораблях уже были подняты магические щиты. Все стояли по местам, готовые к сражению, ожидая лишь команды капитана.
– А поскольку у всех у нас один интерес, – прозвучал голос Киры. – Что будем делать, мальчики? Делить добычу на троих?
– Не лучшая идея, – вступил Рикардо. – Мы ведь не знаем, что скрывает «Белая Медведица». Вполне возможно, что гномьих сокровищ на троих не хватит.
– Грандэ прав, – отозвался Асканец. – Решим все по-простому. Кто первый доплывет до «Медведицы», тому и достанутся ее сокровища.
Рикардо и Кира переглянулись. «Дестино» как раз был сейчас посредине, между их кораблями. Но еще пара минут и все изменится. Едва заметный кивок, немой приказ, и в левый борт «Дестино» ударяют алхимические снаряды с «Летящего», а в правый – снаряды арабалетов-ежей с «Мантикорры». Метили в борт, прямо над ватерлинией. Рик и Кира пока хотели только повредить корабль, что бы он потерял ход и не смог добраться первым до атолла.
Магический щит принял на себя первый залп, и последовавший за ним второй. Только с третьего снарядам удалось задеть корпус корабля.
А между тем «Дестино», как юркий угорь, проскользнул между двумя кораблями, на прощание послав залп алхимического огня с обоих бортов, и слегка задел похожей на рыбий хвост кормой «Мантикору». Рикардо выругался, когда корабль развернуло от мощного толчка.
– Поворот оверштаг! – скомандовала Кира. – Активировать все кристаллы. Нам нужна максимальная скорость!
– Хашир, щит выдержит еще хоть один залп? – прокричал Рикардо леотавру.
– Шит ужэ нэт, сэр, – ответил тот рычащим басом.
– Что я говорила? – вмешалась Йоко. – А щит этого мальчишки, Рана, выдержит еще пару атак.
– Очень поможет им этот щит, если Асканец на абордаж пойдет, – хмуро пробормотал Рикардо. – Мы отстаем. Спустить весла. И дать залп из носовых орудий по «Дестино».
Весла упали на воду. Капитан касанием активировал цепочку магических рун начертанных вдоль борта и привел систему в действие. Весла ударились об воду, поднимая столбы пенных брызг. Для них не нужны были паруса-накопители, как у «Летящего». Они черпали энергию прямо из морских волн.
А тем временем «Летящий» догнал «Дестино». Корабль Асканца шел очень необычным манером, извивался, виляя кормой и уклоняясь от снарядов, но скорости при этом не терял.
– Ран, жахни-ка их молниями, – сказала Кира своему корабельном магу.
Маг кивнул. Вскинул руки, сделал эффектное, как ему казалось, движение кистями и гордо поднял голову. Год, проведенный в Магистериуме, не прошел даром, владел своими способностями Ран теперь не в пример лучше. Синие молнии ударили в борт и в паруса «Дестино», в центральном сегменте корабля удалось сделать приличную пробоину, повредить грот-мачту.
Правда, щит в это время ослабел и снаряд баллисты с «Дестино» угодил в бушприт «Летящего», и снес его.
– Отстаем, гремлин подери! – глядя в подзорную трубу на далекий атолл, сказал Рикардо. – Стрелять в паруса «Летящего». Без них они сильно потеряют ход.
– Но ведь у вас договор с капитаном Блэксторм, – недовольно нахмурилась мисс Йоко.
Капитан «Мантикоры» развернулся к ней лицом и снял треуголку. Светлые волосы распались по плечам. Рикардо сверкнул белыми зубами в хищной улыбке и сказал бархатным голосом, от которого млели дочери губернаторов южных островов:
– Я передумал.
0 2014-08-25 13:42

natasha
***

Про «Белую Медведицу» Рикардо Грандэ, как и все, узнал из газет. Этот дирижабль был построен на севере. в горах, где обитают гномы. И использовался для перевозки через океан самоцветов, магических кристаллов и руд в Блиндэн. Но вот во время очередного полета летательный аппарат по неизвестной причине упал в море и затонул. Погибших не было – управляли им фантомы.
Рикардо заинтересовался. Ценные металлы или камни лежат под водой у безымянного атолла неподалеку от острова Магдален? Звучит заманчиво. По своим особым каналам он попробовал узнать, что за груз переправляла в тот раз «Медведица», но наткнулся на глухую стену секретности. Это еще больше раздразнило капитана.
Вероятно, это что-то невероятно ценное, раз даже перевозить его не доверили живым существам. Может быть, какой-то мощный магический артефакт. В своих мечтах Рикардо не раз представлял себя то с Трезубцем Морской Королевы, то с Алой Чашей или с Лазуритовым Перстнем.
А имея такой артефакт, можно будет не боятся пророчеств Пакальщика, и не вглядываться сквозь туман в горизонт, ожидая нового появления «Грозы Морей». Без сомнения, встреча с этим кораблем перевернула жизнь Грандэ с ног на голову.
Конечно, и раньше пират не надеялся на мирную старость и тихую смерть. Но теперь Рикардо не покидало ощущение, что над его шеей занесен серп Жнеца, и только ждет часа, что бы срубить с плеч светлую голову Грандэ. Не раз капитан просыпался в холодном поту от кошмаров. Не раз видел во сне веревку, что болтается на прогнившей рее под рваными парусами. Не помогали даже уловители снов, что сплел для него мохнатый корабельный шаман.
А хуже всего были слухи, что расползлись по кораблю. Конечно, матросы боялись капитана так, что даже под страхом казни не выдадут никому тайну пророчества Плакальщика. Но между собой-то им болтать не запретишь. И болтали, негодяи, а то как же! Мол, под несчастливой звездой ходим, капитан уже считай мертвец, как бы и нас не утянул за собой на дно морское, или того хуже – под рваные паруса «Грозы Морей».
Рикардо решил покончить с этим раз и навсегда. «Белая Медведица» казалась ему отличным шансом показать, что удача на стороне «Мантикоры». Уж этот шанс он не упустит.
0 2014-08-25 15:57

natasha
***

– Рикардо, сын морского огурца, я тебя на бушприт насажу! – выругалась Кира, когда обломки бизань-мачты рухнули к ее ногам. Может корабельный маг «Мантикоры» ничего и не смыслил в защите, зато его заклинание исполосовало все паруса «Летящего», словно гигантские когти. Накопленной в кристаллах энергии теперь не хватит на полноценную работу машины. Не говоря уже о ветре.
«Летящий» начал терять скорость. а весла «Мантикоры» резво били по воде и вскоре корабли поравнялись. Правда, ненадолго. Обменявшись дружескими залпами бортовых орудий, они разошлись: «Мантикора» вырвалась вперед, догонять «Дестино».
– Отлично, мисс Йоко, – сказал довольный собой Рикардо.
– Может и так, но «Дестино» нам все равно не перегнать, – ответила она.
– И не нужно. Надо перебить большую часть команды «Дестино» до того, как они достигнут атолла. Тогда они просто не смогут сражаться за сокровища «Медведицы».
Помощница капитана поджала губы, но спорить не стала. Стрельба теперь велась преимущественно по палубе. Леотавр тоже не остался в стороне: бросался проклятиями, валя с ног корсаров Асканца, при этом устрашающе рыча и подвывая.
«Дестино» все-таки не сбавлял ход. Но капитану Рену не могли понравится действия Рикардо. Он покачал головой и произнес:
– Эх, видят боги, я этого не хотел. Зовите кока.

Из двери кормовой надстройки появился кок. Невероятных размеров и ширины загорелый мужчина в белом колпаке и фартуке, он сразу производил впечатление специалиста по части нарезать и зажарить. В руке у него был половник. Благодаря размерам и качеству стали этот предмет кухонной утвари смело можно было использовать вместо каски.
– Я смотрю, у нас гости? Капитан, имею желание знать, скольких из них я увижу сегодня в нашем карцере, так что прошу выяснить это до обеда! – рев кока разнесся над морем на две мили вокруг. Рикардо, услышав этот вопль, нервно дернулся.
– Гэйб, принеси-ка свою скалку, – сказал Асканец.
– Слушаюсь, капитан, – ответил кок и исчез за дверью камбуза.
Спустя минуту он снова появился и прихватил с собой обещанный прибор. Скалка, полутораметровая бита, окованная железом с рунической резьбой у рукоятки, явно не залеживалась в камбузе. Взмахнув этой битой, кок отбил очередное проклятье Хашира, словно резиновый мячик. Руны сверкнули красным. Заклинание рикошетом ударило в самого шамана и, если бы не защитный амулет, валяться бы ему на палубе «Мантикоры» с протянутыми лапами.
0 2014-08-25 17:02

natasha
– Ран, сделай что-нибудь! – крикнула Кира, видя, как стремительно отдаляется корма «Мантикоры».
– Не волнуйтесь, мой капитан, – улыбнулся парнишка. – Сейчас мы их обгоним.
Он встал на носу корабля и закрыл глаза. Нужно было почувствовать море. Каждую волну. На его губах проступила безмятежная улыбка. Подчинить себе течение не легко, но Рану удалось. Он заставил море подхватить «Летящий» и нести его к атоллу.
– Умница! – воскликнула капитан. – Ну, Рикардо, держись! Что-нибудь я тебе точно отрежу.

– Все, мне надоела эта гонка, – заявил Рикардо.
– Хотите повернуть обратно? – удивилась его помощница.
– Скорее повешусь на рее. Нет, мисс Йоко. Я просто нашел более изящное решение. Передайте штурвал мистеру Траллу. Вы, я, Хашир и еще трое лучших пловцов отправляемся на дно морское. Остальным идти прежним курсом.
Капитан Грандэ достал из кармана несколько шариков, похожих на крупные жемчужины.
– Это чтобы дышать под водой. Глотайте.
Пираты смотрели на шарики с недоверием, но исполнили приказ. После этого Рикардо активировал одноразовый портал. Через мгновение шестеро корсаров с «Мантикоры» оказались на дне морском.
Там над подводной песчаной дюной возвышалось продолговатое тело затонувшего дирижабля. Черными дырами зияли пробоины в корпусе. Рикардо вздрогнул от нетерпения. Вот она, его цель, всего в паре шагов. Но преодолеть это расстояние оказалось не так-то просто. Вся поисковая команда наткнулась на мощный магический заслон, не подпускавший никого к «Медведице».
– Хашир, ты можешь убрать защиту? – сквозь бульканье пузырьков воздуха спросил Рикардо.
Леотавр пожал плечами. Прошелся вдоль дирижабля, а потом одно за другим послал в него семь атакующих заклинаний.
– Готово.
Рикардо снова попытался сделать шаг, но его, как и раньше, отбросило назад.
– Ты же не убрал защиту! – возмутился капитан.
– Дырка, –прорычал в ответ Хашир. – Здэс.
И ткнул волосатым пальцем, указывая на полуотвалившуюся крышку люка.
Рикардо почти не умел просматривать рисунок плетений, но дыру в невидимой энергетической решетке, прикрывающей дирижабль, с трудом разглядел. Что же, человек может свободно пройти туда и обратно. А вот как насчет выноса сокровища?
От этих мыслей его отвлек искаженный дыхательной маской голос Асканца:
– Далеко ли собрался, Рикардо? А нас подождать?
– Гремлина с два, – скривился Грандэ. – Мы первые добрались до «Белой Медведицы».
– Но не до сокровищ.
0 2014-08-25 18:21

natasha
Грандэ обнажил клинок. Асканец последовал его примеру. Битва под водой – зрелище необыкновенное. Замедленные движения, спутанной массой плавающие вокруг головы волосы, почти полное отсутствие звуков, обычных для схватки: ни лязга металла, ни топота подкованных сапог, ни азартных выкриков… Как только капитаны скрестили клинки, команды набросились друг на друга. Кок с его огромной скалкой схлестнулся с мисс Йоко. Шустрая тай-кинка пользовалась тяжестью и неповоротливостью громилы, которую вода только усугубляла. Но достать его кинжалом у нее тоже не получалось.
Леотавр сражался сразу с двумя противниками, разрезая воду лезвием секиры. Это было похоже на диковинный танец. И конечно, в такой суматохе никто не заметил Киру и Рана, тихо прокравшихся к дирижаблю с другой стороны.
Маг отталкивал от них с Кирой воду, создавая вокруг что-то вроде кокона, а чтобы обеспечить поступление воздуха, к поверхности уходила длинная узкая трубка-шланг, все той же магической природы.
– Тут мощнейшая защита, – сказал Ран, осмотрев дирижабль. – Чтобы ее сломать я потрачу не один час.
– Боюсь, у нас в запасе гораздо меньше времени, – нахмурилась Кира.

А в это время мисс Йоко, которую кок прижал почти вплотную к щиту дирижабля, едва успела увернуться от удара его зачарованной скалки, и весь удар артефакта обрушился прямо на «Белую Медведицу», сломав ко всем гремлинам наружный слой защиты. Правда, и сама скалка после этого распалась на щепки. Кок взревел, как раненая белуга, сжав кулачищи.
– Браво мистеру Гейбу! – потер руки Ран. – Теперь все гораздо проще. Можно идти внутрь.
Конечно, перед тем, как сделать шаг внутрь через пробоину в корпусе, Ран послал вперед заклинание-сканнер. Оказалось, что ближайшие два метра они пройти смогут, но вот дальше – опять щит.
Рикардо Грандэ азартно пинался с Асканцем. Они уже давно оставили оружие и пошли в рукопашную. Грандэ понимал, что с таким мастером боевых искусств, как Рен ему по-честному не справится, и активировал одно из своих колец. Личной защитой капитан «Дестино», видимо, пренебрег, потому что заклинание сработало, и принялось ослаблять его, лишая сил.
0 2014-08-25 20:29

natasha
Рикардо наблюдал, как опускаются руки Асканца. Злобная ухмылка и удар в живот, – будет знать, как вмешиваться в чужие дела. Не скрывая ликующей улыбки, Грандэ повернулся к дирижаблю и заметил, как худощавая фигура Рана скрывается в черной бреши обшивки.
Опередили!
Пират рванул туда, проклиная подводную медлительность движений. Успел-таки схватить за руку Киру, прежде чем она последовала за своим магом.
– Куда? Мое сокровище! Прочь! – Гранде выдернул из-за пояса кинжал, но воспользоваться им не успел: Кира двинула локтем ему прямо в нос. Вода, конечно, смягчила удар, но в глазах у Рикардо потемнело.
А Кира тем временем выхватила у него из рук кинжал и всадила в бедро Рикардо по самую рукоять. Вода окрасилась красным, Кира ринулась к пробоине…. и едва удержалась на ногах – Ран с выпученными, как у ската, глазами налетел прямо на нее.
– Назад, быстрее! Сейчас рванет!
И рвануло. Второй слой магической защиты активировался – у Рана не хватило умения его взломать. Те пираты, что оставались на кораблях, увидели столб брызг, поднявшийся выше мачт. Всех, кто был на дне, оглушило и разбросало вокруг дирижабля. Свет перед глазами Рикардо медленно угас.
Очнулся он от довольно неприятных ощущений – в него тыкали холодной металлической палкой. Когда капитан «Мантикоры» открыл глаза, оказалось, что он по-прежнему под водой, сидит на песке, связанный с кем-то спина к спине. А тыкали в него не палкой, а обратным концом гарпуна.
– Ещ-щ-ще один оч-чнулся, – прошипела русалка, склонившаяся над ним.
Рикардо и раньше приходилось видеть русалок. Но эти были гораздо менее симпатичны. «Видимо, глубоководный клан», – подумал он.
Серая или синяя кожа, перепончатые пальцы, гладкие хвосты с множеством плавников, жесткие полипы вместо волос, – зрелище неприятное. Тела русалок покрывали сияющие в подводной темноте узоры.
Рикардо понял – это конец. Если русалки забирали кого-то к себе, то не видать тому больше солнышка и сухого песка. Киру и Йоко, может, отпустят. А вот мужчин – ни за что.
Тот человек, к которому был привязан Рикардо, закашлялся.
–Тоже мне, охотницы. Связывать пленников и то не умеете.
0 2014-08-26 00:30

natasha
Грандэ узнал голос Асканца. Русалка дернула хвостом и подплыла к Рену.
– Наглый человечек. Ты наш пленник теперь.
– Берферийский угорь ваш пленник, – отозвался Асканец и высвободил руку. Что произошло за его спиной, Рикардо не видел. Но русалки издали дружное шипение.
– Откуда он у тебя?
– Откуда надо. У меня будет к вам просьба, милые дамы. Освободите меня, моих друзей и принесите нам кое-что.
– Что?
– То, что внутри вон той длинной затонувшей штуковины.
Главная из русалок пробормотала что-то на своем бурлящем наречии остальным. Рикардо увидел занесенное над головой копье и зажмурился. Но копье вспороло веревки, не причинив вреда капитану.
Рикардо с трудом поднялся на ноги. Повернулся к Асканцу:
– Как тебе удалось договориться с ними?
– Секрет фирмы, – улыбнулся Рен, чьи черты искажала прозрачная дыхательная маска, и спрятал руку в карман. Грандэ заметил блеск синего камня на его пальце.
– Лазуритовый Перстень? – брови Рикардо поползли вверх. – Где ты его взял?
– Это подарок, – уклончиво ответил Рен.
– Чей подарок? Кто мог подарить такое?
– Одна милая особа, – отвел взгляд капитан «Дестино».
– Ты что, королеву русалок очаровал? – не отставал Грандэ.
– Нет. Не королеву. И хватит приставать ко мне с вопросами, а то попрошу этих леди с копьями связать тебя снова.
Может, Рикардо бы и не замолк, если бы не вернулись с дирижабля русалки. Они держали в руках небольшой ящик, размером с обычный чемодан.
Было решено вскрыть его на нейтральной территории – в шлюпке, равно удаленной от всех трех кораблей. Кроме капитанов в ней был только Ран – Кира отказалась отпускать от себя мага, опасаясь что он начудит в ее отсутствие. Все три капитана столпились над ящиком, Асканец осторожно приподнял крышку. Все затаили дыхание… И так и замерли над находкой, не зная, что сказать.
0 2014-08-26 01:54

natasha
***
Отто Штольн славился среди гномов своим мастерством огранки самоцветов. Форма, которую Отто придавал камням называлась «ледяной цветок». Гном берег тайну своего искусства от других. Учеников у него не было, и доверял он только своему потертому блокноту, с которым не расставался даже во сне. Конкуренты Штольна много раз пытались его выкрасть. Только блокнот волшебным образом возвращался обратно в карман хозяина.
И вот однажды старый гном Штольн умер. Конкуренты его вступили в жестокое сражение за блокнот. Мастер Нормер отдал за книжицу просто небывалую цену: двадцать пять лучших камней из своей коллекции. Однако узнать секрет хитрого Штольна так и не смог.
Блокнот оказался зашифрован. И так бился Нормер, и эдак – никак не мог расшифровать записей Штольна. Оставалось только одно: обратиться к магам. Только где в Стейнвальде сыщешь мага? До ближайшего поселения сотни миль по снежной пустыне. Пришлось гному отправляться в Ортвинтер, северную столицу. Там, в пабе «Веселый медведь» отыскался человек, назвавшийся специалистом.
За круглую сумму маг согласился поработать с блокнотом. Перепробовал на несчастной книжке весь набор известных ему заклинаний, только все безрезультатно. Спустя час, вспотевший и злой, маг выкрикнул: «Говори!»
Книга сверкнула красным, открылась на первой же странице… и заговорила. Так заговорила, что не остановишь! Громким звенящим голосом она рассказала всем о пристрастиях Нормера в еде, о том, какое пиво он любит, по каким пабам ходит, и что скрывает от жены. Заткнуть ненавистный блокнот никак не получалось. Нормер не нашел способа лучше, кроме как выбросить его под колеса повозки.
Злой и уставший, гном вернулся в родную деревню, пошел домой и лег спать. А ранним утром окрестности огласил пронзительный вопль: Нормер обнаружил блокнот на столике возле своей кровати. Тот снова открылся, бодро провозгласил: «С добрым утром!» и поведал, что говорил о своих соседях гном и какого мнения он о стряпне своей жены.
Не удивительно, что сохранить семейные отношения, имея в доме вещь, которая выдает все секреты да еще так громко и своевременно, оказалось совершенно невозможно.
Нормеры не знали, что и делать. Жгли книгу в печи. Заливали расплавленным металлом. Топили. Выбрасывали. Ничего не помогало. Проклятый блокнот снова оказывался на прикроватном столике.
Тогда решено было собрать совет. Все седобородые гномы деревни собрались в доме Нормеров, что бы решить, как избавится от колдовской вещи. Решение давалось с трудом. Всему виной комментарии блокнота, от которых в комнате мгновенно вспыхивал скандал, иногда перераставший в драку.
Лишь к вечеру следующего дня вердикт был вынесен. Блокнот следовало положить в ящик, покрытый защитными рунами. Ящик положить в другой ящик и так семь раз. Все это загрузить на дирижабль. Поставить тройную систему защиты. А когда будут пролетать над океаном, затопить дирижабль вместе с грузом.
Так и сделали. Только пока выполняли план, усели подраться еще не один раз. А потом гномы принесли клятву никому никогда не рассказывать о случившемся. Упаси Хранительница, еще найдется умник, который решит достать блокнот Штольна со дна морского! Худшей катастрофы представить сложно.
0 2014-08-26 08:19

natasha
***
Один удар синих молний и от потрепанной бумаги в кожаном переплете остался лишь пепел. Капитаны избегали смотреть друг на друга. Наговорить блокнот успел совсем немного, но и этого хватило, чтобы теперь все трое знали некоторые тайны друг друга. А то, что среди них оказалась женщина, еще больше усугубляло неловкость.
– Мы все принесем клятву о молчании, – сквозь зубы произнес Рикардо.
– Тут и без клятвы можно обойтись, – усмехнулась Кира, – Кому охота обнародовать такое??
Еще бы. Все теперь знали, что Рикардо может часами стоять перед зеркалом, любуясь своим обнаженным отражением. Что перстень Асканцу подарила его возлюбленная, принцесса Дневных Русалок. А еще о татуировке на пояснице Киры.
- А что скажем тем, кто остался на кораблях? – спросил Асканец, стараясь загнать неприятные воспоминания как можно дальше.
Все замолчали. Что тут скажешь? Столько сил потрачено на погоню за кладом, а никакого клада, оказывается, нет. Прощай, капитанский авторитет.
– Идея! – всунулся из-за плеча Киры красный от едва сдерживаемого смеха Ран. – Помните, взрыв, когда я задел второй уровень защиты? Скажем, что дирижабль перевозил взрывчатку. Новую секретную формулу. Извлечь ее мы не смогли, ну и рвануло… еле живы остались.
– И молитесь Пересмешнику, что бы они поверили, – мрачно добавил Грандэ.
Кира и Асканец переглянулись и молча кивнули. Ран сделал вид, что подавился, хрюкнул и снова спрятался у Киры за спиной.
0 2014-08-26 13:46

natasha
***
В жаркие летние дни Порт-Джералд живет по особому расписанию. Днем на улицах людей почти не видно, зато вечером и ночью жизнь бурлит, как вода в котле опытной ведьмы.
Кира Блексторм сидела у причала на мешках с рисом и ела апельсин. После истории у острова Магдален она решила повременить с новыми приключениями – корабль надо было отремонтировать, да и ей самой отдых не помешал бы. Одетая в цветастую широкую юбку и босая, она была сейчас похожа на обычную девчонку-южанку, и только холодный блеск глаз и неизменная дага на поясе немного портили образ.
– Кира, как я рад тебя видеть, – бархатный голос Грандэ прозвучал за ее спиной.
– Рикардо, – Кира обернулась и изобразила улыбку.
– Это тебе, – пират протянул ей букет сладко пахнущих орхидей и небольшую коробочку.
– Ты что это, Рик? – подняла брови Кира. – С губернаторской дочкой меня перепутал?
– Насколько мне известно, Хьюго Блэксторм скоро займет пост губернатора Порт-Джералда. Так что я не так уж и ошибся.
Кира рассмеялась.
– Забери цветы, у меня от этого запаха голова болит. А принимать подарки от мага-малефика надо с очень большой осторожностью.
– Ты хочешь меня обидеть? – взвился Грандэ.
– Нет, - ответила Кира. – Пойдем лучше в паб и выпьем. Расскажешь мне про свою встречу с «Грозой Морей». А то Асканец так многозначительно поднимает брови, когда об этом заходит речь... Похоже, я одна знаю об этой встрече слишком мало.
И, ловко сплюнув апельсиновые косточки, девушка поднялась на ноги, просунула руку под локоть Рикардо и медленно направилась с ним в сторону паба. Грандэ слегка прихрамывал на левую ногу.
Из-за мешков всунулась любопытная физиономия Рана.
– Ну-ну… послушаем, что этот павлин Кире наплетет… Надеюсь, она не выбросила ту подвеску?
И, устроившись на том же самом месте, где только что сидела Кира, со вкусом растянулся на мешках, посмеиваясь:
– Ну-ка…отлично слышно! Ну и заливает! Неустрашимый Рикардо! Обратил в бегство «Грозу Морей»? Плакальщик…что?!
И зашелся в хохоте, так что свалился с мешков, набил шишку, и надувшись, ушел в каюту – штудировать «Защитные заклинания гномов и как их обойти».
0 2014-08-26 17:20

natasha
***
Беспокойные чайки кружили над маленьким островком посреди океана. Пищи было хоть отбавляй, людей тут не водилось, тревожить покой птиц было некому. Но все же что-то им не давало покоя.
Причиной птичьего переполоха была обычная с виду чайка, одиноко бегавшая по песчаной полосе вдоль прибоя.
Вот она остановилась, задрала голову и стал слышен противный, хрипловатый голос:
– Ну, и чего разорались, дурачье необразованное? Я вам все тайны, все самые, можно сказать, сокровенные секреты поведала, а вы что? Эх, глупые птицы… улечу я от вас. Подамся в Порт-Джералд. Там уж найдется, кому меня послушать!
И, тяжело взлетев, поднялась в воздух, ловя крылом ветер.
Где-то там, вдалеке, лежал город, не подозревая, что несет ему завтрашний день.
0 2014-08-27 08:18

anna
Итак, многострадальная дуэль "Гроза морей" все-таки состоялась!!!!
Многострадальная - потому что мой соперник менялся два раза, и лишь Наташа мужественно одолела все препоны на пути к барьеру!
Не уверена, я не перечитывала весь дуэльный архив группы, он громаден, но все-таки, думаю, у нашей дуэли есть шанс стать уникальной.
Наши рассказы, и мой, и Наташин, написаны с одними и теми же героями.
Действие происходит в одном и том же мире, который мы создавали совместно, и который разрабатываем уже несколько лет.
Не скрою, мы часто являемся соавторами, и эти рассказы в некотором роде тоже плод совместной работы.
Однако, тем не менее, каждая из нас сама придумала и проработала сюжет своего рассказа, и сама записала то, что получилось. Конечно, мы консультировались относительно деталей и героев.
Потому что Кира и Ран - это "мои" персонажи, а Асканец и Рикардо Грандэ - Наташины.

Критиковать ее рассказ я вряд ли смогу - прости, Наташа)
Мне нравится все. Потому что все - родное).
Есть мелкие шероховатости, но все вполне подлежит исправлению, а вот мнение других читателей очень хочется узнать.
Безумно понравились такие моменты:
"В современной магии он разбирается хуже, чем моллюск в астрологии!"

"– Команде приготовится к вежливым переговорам! Заряжать артефакты, занимать места в первом ряду, и ждать указаний! И предупредите кока. Пусть скалку пока не достает.

В ответ матросы безмолвно отдали честь капитану и быстро исчезли – выполнять указания.
– Нравятся мне эти ребята, – удовлетворенно сказал боцману Аскаанец. – Молчат часто."

"Берферийский угорь ваш пленник"

И конечно, история с говорящим блокнотом!
Да, еще образ штурмана, на глаз определяющего погоду)
0 2014-08-27 09:03

natasha
Хочу сказать, что впервые пишу про пиратов, поэтому тема была очень необычна и интересна. Так же хотелось бы поблагодарить Дениса Нисмианова за помощь в создании образа Асканца.
Дуэль действительно необычная, помимо всего перечисленного Анной, мой рассказ является продолжением ее рассказа.
Однако, мне кажется, стилистические различия видны невооруженным глазом - не перепутаешь. Мне было интересно, сможем ли мы достоверно и одинаково показать персонажей или же их образы в моем и Аннином рассказах будут отличаться. Об этом судить вам, дорогие читатели.

Судить рассказ Анны я так же не могу, поэтому просто расскажу, что мне понравилась:
"Ах ты, акулий корм! Поговори мне еще, за борт выброшу!"
"Судя по тому, что она и сама к этой фляжке регулярно прикладывалась, и по характерному запаху перебродившего тростникового сахара, сопровождавшего ее манипуляции, это и в самом деле было сильное средство."
" Если речь не об императорской короне Тара, то я готов это обсудить, - ответил Хьюго без тени улыбки. – Не то, чтобы это было невозможно, но императрица Валерия очаровательная женщина, и оставить ее без любимого украшения было бы слишком жестоко."
И множество других забавных и интересных моментов!
В сюжете есть все, что нужно: юмор, трагизм, динамика, чувства, магия, напряжение и настоящий пиратский колорит!
0 2014-08-27 16:03

andrej
чумачечие объёмы, конечно
0 2014-08-27 19:38

anna
прости, оно таки так)
0 2014-08-27 19:42

andrej
что-то здесь я не особо понял. Пацан с барышней всё время тусили на мостике (с которого по идее видна и палуба), однако не заметили, как весь состав в безумном порыве сиганул за борт?
0 2014-08-27 22:04

anna
Не, я ж там написала, что мостик на "Летящем" это закрытое помещение перед грот-мачтой).
Специально ломала над этим голову как раз из-за этого момента).
Консультировалась)
Ну, мне сказали, что такая конструкция возможна.
0 2014-08-28 00:44

andrej
в общем неплохо. Есть довольно качественные форматные вещи для подобного жанра, есть и приятный неформат. Тем не менее, как по мне, иронии много с приставкой "за". Не всегда она выглядела настолько удачно, чтобы оправдать своё наличие. Парочку пустопорожних фраз либо ни о чём, либо повторяющих ранее сказанное - я бы тоже подрезал. Однако этого не так много, на мой взгляд. Смутил образ пацана. Какой-то он... не цельный, что ли. Где-то смелый, где-то трусливый, где-то наивный, где-то наоборот, где-то не по годам умный, а местами вовсе дитё. Остальные в колорите. Дальнейшая судьба экс-кэпа в целом могла бы быть интересна читателю, буквально в двух штрихах. Ну а вообще то что я осилил такое полотно с одного наскока о чём-то - да говорит )
0 2014-08-28 01:39

andrej
видимо, на этом моменте описания я просто не заострил внимания (
0 2014-08-28 10:30

andrej
Остальное не сегодня
0 2014-08-28 13:46

maksim
а вы критикой произведений не занимаетесь? А то я начал писать достаточно объемное произведение. Написал первую главу и вот мне теперь нужны небольшие советы.
0 2014-08-28 17:30

andrej
выкладывайте здесь в группе, в теме дебютных произведений. Сам не обещаю - бывает мало времени. Но тут вроде как имеются штатные разборщики.
0 2014-08-28 19:27

anna
спасибо, как всегда - всё в точку.)
В свое оправдание по поводу Рана - типичный подросток. Как раз сынуля у меня такого возраста, ну и по роду деятельности каждый день с такими же сталкиваюсь.. мне кажется они именно такие - тут я взрослый, у меня права, и я сам знаю, как надо, и вроде рассуждает грамотно. А потом детство вылазит,и в самой неожиданной форме).
Ну, то жизнь, а то - литературный персонаж. Будем работать)
0 2014-08-28 22:14

andrej
не, кстати вполне может быть ) я-то с детворой подобного возраста мало общаюсь )
0 2014-08-29 00:07

andrej
неожиданно, честно говоря ) Привыкши читать совсем другой рассказ и наткнуться у второго автора на продолжение первого - это первый раз ) Хотя стилистически действительно смотрится по-другому. Придираться особо не к чему. Разве что к затянутой концовке. Даже не к концовке, а к тому, что написано уже после концовки. Хотя оно имеет право на существование. Блокнот ваще вещь ) Отлично отжигает )
Также хочу добавить щепотку возмущения, но не по данному тексту конкретно, а по жанру в целом. Очень часто по ходу повествования возникают такие ситуации, когда герой просто-напросто вытаскивает рояль (артефакт) из кармана, который обладает как раз-таки необходимыми свойствами, чтобы выкрутиться из положения. Моё мнение - раз такая штуковитна появляется - то она не должна быть внезапной, а где-то ранее вскользь упоминаться. Именно ранее, а не потом, постфактум обзаводиться историей.
0 2014-08-29 04:56

natasha
спасибо за отзыв, приму к сведению)
0 2014-08-29 05:52

anna
а в целом, как тебе показалось, персонажи и история будут интересны в бОльшем формате?
0 2014-08-29 06:31

andrej
всё может быть, всё может жить. Стоит лишь замутить более глобальный замес с более глубокой драмой/проблемой.
0 2014-08-29 07:50

anna
Конечно, это я понимаю) спасибо еще раз)
0 2014-08-29 19:02

marija
Девушки, это чудесная дуэль)!
0 2014-08-30 01:46

natasha
Спасибо, приятно это слышать)
0 2014-08-30 02:33

olga
в самом деле, формат вышел большой, прям целая повесть.
Из плюсов отмечу динамичный сюжет. Для меня он был драматическим, приходилось постоянно переживать за героев. Неожиданная развязка. Я пол рассказала болела за Тесака, думала, вполне стандартный капитан, вообще ни в чем плохом не заподозрила. Благодаря делением по отрывкам повествование выходит как сложенным из кусочков. Новый эпизод - новая картина, в который каждый раз делается акцент на чем-то, интересует очередной деталью.
Еще с самого начала возникает четкая картина, и корабль, и местность, и герои четко стоят перед глазами. Подаются описания постепенно, поэтому нет нагромождения и читается довольно легко. Правда, у кого как, но лично для меня некоторые объяснения запоздали. Несколько раз упоминалось, что Кира покровительствует Рану и только потом далось объяснение, как они встретились. Я такие вещи люблю узнавать сразу)
Сам сюжет закручен, довольно неожиданные картины, в который раз прихожу к мысли, что любопытство спасет мир))
Правда, Ран мне все - равно ребенком кажется. Он то может восхищаться Кирой, но она таким юнцом не увлечется. Пусть благодаря дракону парень и изменился, слишком его в конце мало, чтобы изменить впечатление. Но вообще Ран милый)) У меня вызывает именно умиленье, такой смешной.
Опять же не знаю, лично для меня это плюс, поскольку я знакома с миром, в котором все происходит, но для кого то упоминание Магистериума, характерные словечки может показаться непонятным. Кое-где повторяются слова, есть слишком нагроможденные фразы, пока дочитаешь до конца, начало забываешь, с чего началось то.
В целом впечатление сложилось приятное. Довольно много забавных моментов, у персонажей есть свои изюминка, что-то характерное, по чем их запоминаешь. Как шаманка ругалась, отдельный разговор =)
Мне разве что все не давала покоя мысль. Раз Рана выперли из Магистериума, кто его учил пользоваться магией? Неужели он такой гений самоучка?
0 2014-08-30 19:06

anna
Ну, немного-то Ран все-таки поучился, и - да не без способностей парень)
Про Киру совершенно точно - не увлечется))))
Про Киру и Рана есть предыстория, "Кофе по-пиратски", поэтому я здесь не уделила этому внимания... Ну, да, стратила)
0 2014-08-30 22:38

olga
Вот что-то такое я и имела ввиду. Удобнее читать, когда знаешь предысторию, а иначе выходит приветы знающим) А незнающие завидуют знающим)
0 2014-08-31 01:03

olga
ой, как удачно, что второй рассказ позволяет встретить героев через год и узнать, чем они занимаются. Обожаю подобные моменты, поэтому для меня определенно дуэль удалась, можно сказать, два в одном)
Ну и соглашусь с написанным выше, хоть герои и бегают из рассказа в рассказ, стили у вас достаточно разные, и определить, где "чьи" удается с легкостью. Очень яркие описания, пираты вышли такими живыми))
Грандэ мне понравился) Все - таки прикольный персонаж. Ран в своем репертуаре, каждой строчкой привлекает к себе внимание. Чувствую, это будет мой любимый герой.
Повествование затягивает. Как начинаешь читать, хочется скорее узнать, что же будет дальше)
Очень много смешных фразочек, сравнений) и это при том, что я вообще мало люблю пиратов и плохо представляю их быт
0 2014-08-31 03:26

nadushka
Написано действительно много - на рассказ не тянет, тут, скорее, повесть, соглашусь с Олей. Вообще, отзывы писать я не мастер - не умею, кроме эмоций из меня мало что можно вытрясти, но я постараюсь.

[id113677474:bp-290683_106535|Гроза морей].
Это произведение мне показалось с какой-то темной дымкой, наверное, из-за количества смертей, пусть описанных вскользь, да и из-за личности капитана тоже. Хотя момент с описанием Тесака вынырнул для меня совершенно неожиданно. И именно с этого момента появляется так любимый мной "обоснуй" и ответы на вопросы "как, зачем и почему".
У Анны получилась этакая эпическая история, на тему "Как рождаются легенды". После прочтения остался не только "темный" осадок, но не в смысле плохой,но и ощущение чего-то такого...большого, несущего миру перемены. И хочется об этих переменах почесть.
Особенно хочется отметить жутко понравившийся образ шаманки Шайи - очень жаль, что она погибла, - и капитана Грандэ.

[id62318836:bp-290683_106836|Три капитана].
Тут ощущения полностью противоположные - легкость, свет и азартная безбашенность. Особенно это видится в процессе гонки кораблей. Множество мелочей вызывают улыбку - кок со скалкой вообще убойный. Как и "груз", за которым все так охотились. Ну люблю я подобные "приятные" сюрпризы, что поделать.
Отдельное спасибо хочется сказать за уже упомянутого мною Грандэ - хоть и сволочь, но привлекает чем-то, хотя чем точно не смогу и сама объяснить.

Не смотря на общих героев, один рассказ мне не кажется продолжением другого - события Трех Капитанов не цепляют события Грозы Морей. Да, две картинки одного мира и из жизни одних и тех же героев, но не продолжение.
Хочется согласиться еще с одной вещью, высказанной Олей - некоторые упоминания реалий придуманного Анной и Наташей мира у незнакомых с ним читателей могут вызвать вопросы. С другой стороны, если их пояснять в рассказе, то такие пояснения могут показаться лишними, учитывая канву и тематику рассказа. Самой мне только остается радоваться, что знакома с этим замечательным миром.

После раздумий, битья головой о клавиатуру и воя "ыыы, что же делать", голос отдаю Анне. Рассказ попал в мое мрачноватое настроение больше и показался более цельным, что ли..
0 2014-08-31 08:17

renat
О ла ла, Забавно. Я в общем то рад, что так и не написал к этой дуэли рассказ, точнее я его написал, но по известным одному лишь мне причинам отложил в закоулки компьютера. Ну да не суть.
Редко вижу, что люди пишут почти идентично, и всегда это восхищает, как поклонник таких вещей как Рапсодия и Драгонленс, я всегда с трепетом отношусь к соавторским циклам. Вы меня удивили, вам бы романчик написать с более глубоким раскрытием сцен и характеров.
Заметил пару очепяток у Ани в конце, но мне лень и я не буду заострять внимание, к тому же это не грамматика, так что не суть.
В общем я так и не понял нужно ли тут голосование, да и не вижу в нем необходимости ввиду идентичности рассказов. Нет, серьезно, пусть кто-то не согласится, но стиль действительно чертовски похож и это хорошо (задумайтесь над соавторством)

В итоге у меня только один возмущенный вопрос, наверное просто потому, что я сам вечный подросток, хоть и посчитал Рана редким оборомотом. Она его поцеловала или нет?)) И как это происходило?))) Я теперь заснуть не смогу, ненавижу когда тонкие романтические моменты не раскрываются))))

А так... читал с удовольствием, даже несмотря на то, что не поклонник сатирических сказок, все просто отлично девочки. Можете ненавидеть меня дальше ;) я не в обиде.
0 2014-08-31 18:03

anna
Ненависть в силе)
Соавторство не скрывается)
Мы таки соавторы и есть)
Кира ему пообещала поцелуй через год.
Помнишь. как Донна Роза?
"Я тебя потом поцелую...если ты захочешь") А вот целовала, или нет я еще не решила).
Романчик очень даже может быть. Уже написана предыстория, есть еще боковая линия, можно про учебу Рана написать... будем посмотреть)
0 2014-08-31 19:11

renat
Можете мне сдавать на преданализ)) такие вещи я делаю хорошо, в основном благодаря натуре циничного ублюдка) Если мне что-то нравится, значит это хорошо. Да да, от скромности я топиться не собираюсь.
Просто одно дело цельные рассказы, которые иногда вставляются в сборники томов как бонус, а другое роман. Тут раскрытие сцен вообще иного рода и вида должно быть. В общем... кончай дуться и обращайся. ;)
0 2014-08-31 19:46

anna
Будем подумать)
0 2014-08-31 23:40

elena
Много текста, но мало смысла. Я прочитала неделю назад, а уже почти ничего не помню. Не запомнили мне герои, не запомнился сюжет. Опять же много действия, но событий мало. Много суеты и суматохи. Это не красит текст. Такие тексты надо резать. Сокращать, пока они не станут яркими и запоминающимися.
ИМХОшечка, конечно.

Отмечу, что авторы немного знают морскую терминологию, вполне начитаны, но не всегда применяют знания умело. Где-то много обозначений, где-то, наоборот, их не хватает.
Так что есть над чем работать. Чистить и чистить.

Гроза морей.
Начало заставило меня скривиться. Это все уже было. Эти как бы смешные диалоги, которые совсем не смешные, более чем неуместные. Герои - комиксные, нелепые.
Сюжет довольно занятен, есть кое-какая интрига. Тут можно поставить плюс.
А вот атмосферы нет вообще. Как и картинки. Где они там плывут? Ну понятно, что море. Но даже моря не видно в тексте. Есть только действия героев. Алгоритм.

Три капитана.
Хороший стиль, хороший слог, я бы сказала. Но тут другая проблема. Тут мало действия. Становится скучно. Герои все также не оживают, но хотя бы не раздражают словоизлиянием. Но они более приятные. Опять же не хватает картинок, ощущений, атмосферы.
Суховато. Но приятней.

Голос Наталье.
Добавить комментарий



Каптча:

Обсуждения
2014-08-31 olga 10 1746
Вухахашенька) Жанр: НФ, вероятно юмор (вероятно, да-с) Размер: свободный Сроки: предположительно, в нашу эру) Авторам волшебного вдохновенного пенделя :)...
2014-08-31 aleksand 59 1308
Тема: Ассоциации. Жанр: Любой. Объем: 6-8 листов формата А4, шрифт Times New Roman, 12 кегель. Срок: 2-3 недели. Дополнительные условия: - Обязательное: должно присутствовать и...